16:00 

Давшие обет нелюбви

Лори Лу
Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Ах, Божья мать,
Ты, которая не любила,
Как ты сможешь меня понять? (с)



- Мне так тебя жаль, - сказала Монашка стоявшей напротив Грешнице.
Грешница, до этого смотрящая в пол, вдруг подняла глаза и посмотрела на такое простое и светлое лицо еще молодой девушки, которая совсем недавно стала Монахиней. Их называли Невестами Иисуса, нареченными сыну Господа. О их священной миссии говорили с замиранием сердца, с восторгом и восхищением. Каждая светская женщина говорила, что это самое почетное звание, что им нужно гордиться. Каждая сетовала на то, что была не достойна подобного, что очень хотела бы, но Иисус не избрал ее своей невестой. Но какие же это были пустые слова! Мало кто хотел запереть себя в стенах монастыря и тратить жизнь на молитвы о других людях. Ведь если подумать, что было у этих тихих девушек, так легко и смиренно отдавших себя во власть Господа? Да, бесспорно, у них была их безграничная вера, была благодать Господня, что наверняка открывало для них ворота Рая, и...?
Грешница смотрела на эту девушку, которая была ее ровесницей. Она ее знала, потому что когда-то эта Монахиня жила на соседней улице, они даже играли когда были детьми. Но в тот момент, когда жизнь Грешницы только началась и заискрилась яркими красками, жизнь Монахини, хоть она и того не знала, подошла к закату. Потому что большинство из девушек оказывались в монастыре в раннем возрасте, они еще так много не успели попробовать. Собственно на это и был расчет, что они не тронутые Сатаной невинные создания, которых был готов защищать сам Господь. Вот только они не знали греха, а ведь Иисус говорил, что охотнее примет раскаявшихся, нежели не грешивших. И наверное, большинство из этих Невест, подвергшись искушениям настоящего мира, уже никогда бы не перешагнули порога своего монастыря. Но откуда им было это знать? Они были так подобны Пресвятой Деве Марии, зачавшей без греха, но и без любви. Да и откуда было взяться любви в жизни этих несчастных существ, если ее нет в вере? Если Господь никогда не любил мать своего сына, если сам Иисус был рожден без любви, откуда им было знать о ней?
Грешнице было безумно жаль Монашку, которая так много знала о возвышенном, но ровным счетом ничего не знала о земном. Ей было жаль ее не просто как человека, а именно как женщину. Женщину, которая никогда не узнает, что такое прикосновение любимых губ, что такое не спать по ночам от волнения и страха за него, трепета его прикосновений, никогда не узнает физической любви, никогда не узнает, что чувствует женщина, глядя на свое дитя, так похожее на ее любовь. Но какая же она тогда женщина? Святая, нареченная сыну Божьему… Сыну, который не прижмет ее к груди, который не станет ей страстно шептать о любви, который вообще не знает, что такое любовь. Он может все, но так ли все это важно?
- Матушка… - Грешница запнулась. Так странно называть матерью ту, что годится в сестры. – Можно спросить?
- Говори, дитя… - девушка в черном одеянии так простодушно улыбнулась, что в ее святости не осталось сомнения.
- Почему Пресвятая Дева Мария рожала так же, как простая грешница, если зачала без греха?
Монахиня удивилась. Ей самой в голову никогда не приходили подобные вопросы, собственно они были натасканы на отсутствие подобных мыслей.
- Быть может, чтобы Богородица не захотела повторить, но уже согрешив? – Монахиня спрашивала, а не отвечала.
- Но почему это грех? Ведь сам Господь сделал так, что мы не способны размножаться иначе! – Грешница улыбнулась.
Монахиня побледнела, но не смогла ничего ответить.
- Мне жаль тебя.
Грешница смотрела девушке в глаза и понимала, что она сама была гораздо счастливее этой несчастной, которая даже не может осознать всю безвыходность своего положения.
- Господь хотел огородить Марию от любви. Не от той, которой любят детей, матерей и друзей. А от той, единственно верной, единственно разрушающей так же, как и возвышающей. От любви, которую сам назвал грешной. Потому что вера – это еще не все. Иногда любовь сильнее веры…
Монашка видела жалость в глазах Грешницы. Она не могла понять, почему эта потрепанная жизнью девушка жалеет ее, Возлюбленную Иисуса. Да, она не знала иной любви, чем любовь к Богу, но и муки она не знала. Хотя иногда, по вечерам, ей было так тоскливо, что молитвы не помогали, а Господь молчал.
Монахинь учат жалеть и прощать. Но сейчас, глядя в глаза этой Грешницы, Монахине впервые в жизни стало очень сильно жаль себя…

12 июля 2011

@темы: Выдумки, Очерки, Проза

URL
   

Миниатюрный сад иллюзий

главная