• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: выдумки (список заголовков)
20:31 

Обещай

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©


- Полночь. Западный сквер. Приходи один, иначе мы убьем ЕЕ.
- Откуда мне знать, что вы не убьете ее потом? – насмешка.
- Она нас не интересует, и ты это прекрасно знаешь. Но если что, мы доберемся до тебя через нее.
- Я понял.
- До встречи.

***

- Прошу тебя, не ходи… - заглянуть ему в глаза, чувствуя, как в душе поднимается беспокойство.
- Я должен, - заметить его усталую улыбку и попытаться улыбнуться в ответ. – Прости, что пропускаю наш семейный вечер… но я, правда, должен.
- Не ходи, пожалуйста! У меня плохое предчувствие… - прижаться ухом к его груди и услышать гулкое биение сердца.
А он опять улыбнулся. Улыбка. Но в ней не было чего-то очень важного. Только вот чего…
- Прости…
Осознание. Осознание и страх. В его улыбке было так много: и любовь, и боль, и просьба о прощении, и смирение, и готовность. Но не было в ней того, что было важнее для тебя именно сейчас. Не было надежды. Только какая-то тихая обреченность…
- Пообещай… пообещай, что вернешься… - понять, что еще немного и страх заполонит твое сердце.
Увидеть, как он отвел взгляд и почувствовать, что самообладание уходит так же стремительно, как наполняются слезами твои глаза.
- Пообещай… - произнести одними губами, так что не только тебе, но и ему стало страшно.
- Пообещай!
- …
- Обещай!
И если он сейчас не скажет тебе, что вернется, то ты просто никуда его не отпустишь. Просто пойдешь с ним, и плевать на твою жизнь.
- Обещаю…Все будет хорошо
Улыбка. Он улыбнулся тебе. Успокаивающе. И ты поверила. Поверила, потому что он очень редко тебе врал. Почти никогда… Но почему тогда так сжимается сердце, слушая его приглушенные шаги за дверью? Все будет… хорошо ли?
Прошел час. И еще один. Но, кажется, что прошла целая вечность. Вечность, наполненная липким страхом. Но странно, что ты еще не заплакала. Ни обронила, ни слезинки. Просто сидела и смотрела на дорогу.
Ты задремала, подперев голову рукой. И твой сон полон странных беспорядочных видений. Какие-то люди. И почему-то смеющийся брат. И он. И дуло пистолета направленное точно ему в грудь. Но он не видит его. Спокойно говорит с тем, чьи светлые волосы такие привычные и родные. А ты кричишь ему. Пытаешься предостеречь. Но он не слышит. И только смех блондина с красивым лицом. И выстрел.
Вздрогнуть и резко открыть глаза. Темную спальню освещает только свет полной луны, что так беспардонно заглядывает в окно. А в ее лунном свете блестят осколки хрустального сердца, которое выскользнуло у тебя из рук. Он подарил тебе его на юбилей. На этом сердце было выложено золотыми буквами: «Мы - на век вместе». Было…
А в ушах до сих пор звенит хрусталь. Но так звенят осколки твоего собственного сердца, которое разбилось в тот момент, когда в большом сквере раздался оглушительный выстрел.
А теперь на месте твоего сердца зияет кровавая рана. Почти такая же, как и у твоего любимого. Рана от свинцовой пули.
Упасть на колени и закричать, разрывая злую тишину, ставшего на веки пустым, дома.
- Ты же обещал мне!!
Прижать ладони к лицу, позволяя жгучим соленым каплям затопить твой разум.
- Вернись! Ты обещал! Обещал мне…
Вот и все. Конец жизни. Вот так нелепо погибли в ночи три сердца. С хрустальным звоном под оглушительный выстрел и чей-то злой смех.
- Обещал…

***

- Прошу тебя, не ходи… - встретиться с ее беспокойным взглядом и с трудом не изменить выражение лица. Все хорошо, она не должна ничего знать.
- Я должен, - устало улыбнуться, с благодарностью глядя в ее чистые глаза. Любимые глаза. – Прости, что пропускаю наш семейный вечер… но я, правда, должен.
- Не ходи, пожалуйста! У меня плохое предчувствие… - замереть от неожиданности, когда она мягко прижмется к твоей груди. Главное не выдать своего волнения.
И улыбнуться. Улыбнуться ей в последний раз. Как же больно… Но пока ты жив, она в смертельной опасности, и ты не можешь ею рисковать.
- Прости…
Увидеть как в ее глазах промелькнул неподдельный страх и почувствовать как напрягается каждая клеточка твоего тела. Улыбка не получилась такой, какой нужно было. И она заметила… Ничего удивительного. Вы слишком долго были вместе и знаете друг друга лучше, чем кто-либо. И ты даже знаешь, что будет дальше…
- Пообещай… пообещай, что вернешься…
Не выдержать. Не выдержать этот пронзительный взгляд любимых глаз. Отвернуться, скрывая дрожь и обреченность.
- Пообещай… - Не услышать. Скорее почувствовать вибрацию воздуха. Резко обернуться. Лучше бы она закричала. Лучше бы обвиняла и упрекала, чем так. Только вот она знает, что ты не виноват. - Пообещай!
- …
- Обещай!
Она сорвалась. И это дало тебе сил. Сил на ложь. Ты очень редко ей врал. И сейчас именно такой случай. Улыбка. Успокаивающая. Искренняя, но… Улыбка. И скрещенные за спиной пальцы. Ложь. Ты тихо хлопнешь дверью, не позволяя себе поцеловать ее на прощание. Лучше не надо. Так будет больнее…
Остановиться по середине сквера. Полночь. Гулкие шаги в темноте. Светлые волосы и такие знакомые черты. Красивого молодого юношу осветил неяркий свет фонаря.
- Ты!?
Поперхнуться словами от неверия. Этого не может быть. Это не может быть он.
- А что тебя так удивляет?
Усмешка. Этот зеленоглазый дьявол смеется над тобой. Да, ты ему никогда не нравился. Но в чем дело?
- Зачем тебе это? Я не думал, что ты в этом замешан…
- Хм, как бы тебе объяснить… - опять усмешка на красивом лице блондина. – У нас с ними сошлись цели. Ты мешаешь и им и мне. Только вот ты им мешаешь из-за своего глупого стремления к справедливости, а мне просто нужна ОНА.
- Кто?
В твоих глазах мелькнет непонимание. Но оно сменится страшной догадкой. Ты помотаешь головой, не желая признать. Этого не может быть.
- Господи… Она же твоя сестра!
- Мы не кровные родственники. Она не знает, я сам недавно узнал. А это значит, что мы с ней можем быть вместе. Я любил ее слишком долго. Слишком долго ты стоял у меня на пути. Теперь настало время действовать. Видишь как все просто. Странно, не думал, что так легко можно изливать душу человеку, которого ненавидишь. Хотя ты все равно уже труп. – Снова эта ядовитая усмешка.
- Ты никогда не сможешь быть с ней… - просто сказать, зная, что тебе осталось лишь пару минут.
«Прости милая… Но я больше не смогу быть с тобой… Прости»
- Прощай.
Блондин улыбнулся и нелепо помахал рукой. Именно в этот момент раздался оглушительный выстрел. Звук бьющегося хрусталя в ушах. И ее ласковая улыбка перед глазами.
«Прости…»

***

Оглушительный стук в дверь способен вырвать из самой глубокой задумчивости, но только не из комы сердца. Разломанного на куски сердца. Но не так то сложно отгородиться от настойчивого стука в дверь. Ты знаешь, что это не он…
Встать и пройти к двери. Даже не спросив, кто это, открыть ее. Какая разница. Даже если это убийцы. Это уже не имеет значения.
- Малыш… я только что узнал. Я сожалею.
Малыш… от этого слова по твоей израненной душе разлилось родное тепло. Только он так тебя называл. Брат. Любимый брат. Он называл тебя так с тех пор, как шесть лет назад поцеловал тебя под дождем. Вы не знали, почему вас влекло друг к другу. Это неправильно. Запретная любовь. Вам не суждено было быть вместе. И ты запрятала это болезненное чувство в самый далекий уголок своей души. А потом ты полюбила другого. Но брат все равно был рядом. И подбадривал, тихо произнося такое родное «малыш…».
Ты просто обняла его, прижимаясь к его теплой груди и понимая, что если потеряешь и его, то ты просто не вынесешь.
Он мягко прикоснется к твоим волосам и проведет по ним рукой. Успокаивает.
- Я тут кое-что узнал…
Ты поднимешь на него свои заплаканные глаза. Какой еще «подарок» преподнесла тебе судьба?
- Мы с тобой не брат и сестра.
Напряженное молчание.
- Что?
- Мы не кровные родственники. Анализ ДНК показал.
Ты опустишь глаза, понимая, что вслед за сердцем начинает трескаться и твой, привычный с детства, мир.
- И что теперь? – не поднимая глаз. Страшно.
- Ничего. – Почувствовать, как его нежные руки прижимают тебя к своей груди. – Не бойся. Я не брошу тебя. Мы с тобой будем вместе. Навсегда…
- Я люблю тебя, брат…
- Я тоже люблю тебя… малыш…

***
Когда-то мне дали урок
Терпеть до последней строки...
И отпуская курок
Я не опущу руки.
© Алёна Пузырькова


Она стояла, направив дрожащий пистолет точно ему в сердце, а по ее бледным щекам катились прозрачные капли слез. Страх. Как же страшно. Убивать. Убивать брата. Возлюбленного брата…
Трясущиеся пальцы отказываются повиноваться той части ее сознания, которая непереставая твердила: «Убей! Ты поклялась!». Потому что боль другой части сознания вопила в три раза громче. И от этого крика разрывалось сердце, и так испещренное множеством шрамов. Потому что с этим выстрелом она убивала и себя. Страшно и больно…
А он стоял напротив и бесстрашно смотрел в ее глаза. Глаза своей сестры. Девушки, которую он любил больше, чем кого бы то ни было. Любил… и строил свое счастье как умел. Через жизни других. Шагал по крови… И вот оно, возмездие! И он был согласен умереть от ее рук… умереть от любви.
- Я знаю, что заслужил этой смерти. Знаю. И прости меня, за твои страдания… Я готов принять смерть от твоих рук. Только прошу тебя… Если ты меня любишь, а я знаю, что любишь, поцелуй перед тем, как нажмешь на курок…
Она вздрогнула. Слезы продолжали бежать по ее щекам, не желая останавливаться. Холодный пистолет выскользнул из трясущихся рук и упал на бетонный пол.
Она бросилась ему на шею и уткнулась ему в плечо. Он мягко коснулся ее волос, и по его щеке тоже скользнула слеза.
- Не плачь…
Она кивнула и прижалась к его губам. Мгновение услужливо замерло, позволяя им насладиться друг другом в последний раз…
- Пора… - прошептал он в ее приоткрытые губы, убирая светлую челку с лица.
Она снова кивнула и отошла от него на пару шагов. Упавший пистолет снова был направлен ему в сердце. Она больше не плакала, но пистолет все равно подрагивал в ее руках.
- Я люблю тебя… - прошептал он.
- Я тоже тебя люблю… - дрожь.
- Прости меня за все.
- Прощай любимый…
Он улыбнулся ей в тот момент, когда тишину разрушил оглушительный выстрел. Еще секунду он стоял и улыбался ей. На белоснежной рубашке проступило алое пятно, и он упал на пол. Глаза закатились, но на лице еще виден был призрак его улыбки.
Она бросилась к нему и упала на колени, размазывая слезы. Она вцепилась в его окровавленную рубашку и застонала. А по ее сердцу стекали капли алой крови. Его крови.
Она провела окровавленной рукой по его светлым волосам и взяла пистолет. Смерть во имя любви…
Выстрел. И больше никто их не осудит.

04 декабря 2008

@темы: Проза, Отрывки жизней, Выдумки, Старое

20:05 

Он.Она.

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Он. Красивый, но не слишком общительный. Привыкший не только думать, но и действовать по зову сердца. Он слишком тщательно подбирал свое окружение, настолько, чтобы быть абсолютно уверенным в своем тыле. Он, слишком веривший в свою обыкновенность, очень часто становился объектом мечтаний. Загадочный, но слишком замкнутый, он не видел заинтересованности на лицах.

Она. Привлекательная, но очень задумчивая. Она привыкла просчитывать все свои действия на несколько шагов вперед. Рассудительная и хладнокровная, она не отвечала взаимностью даже самым-самым. Она упорно шла вперед к своему будущему, которое она сама спланировала, не желая замечать зачарованных взглядов. Она, слишком привыкшая к своей жизненной концепции, уже давно перестала слышать свое сердце.

Как так получилось, что жизни столь разных людей вдруг пересеклись? Как так получилось, что Он, столь тщательно отбиравший свое окружение, впервые выбрал не того спутника? Как так получилось, что Она, столь привыкшая шагать к своей цели, не смотря ни на что, вдруг услышала бешеный стук своего стеклянного сердца? Как случилось, что ОН, так веривший в чувства, полюбил столь бесчувственного человека? Как случилось, что ОНА, отвергавшая все, что не могла контролировать, вдруг попала в водоворот эмоций?

Насмешка судьбы. Они сами понимали, что слишком разные. Их дороги должны были пересечься. Но лишь для того, чтобы разойтись в противоположные стороны. Всего лишь насмешка проказницы-судьбы. Не более.

- Можно я буду тебя любить?
- А разве я могу запретить?


24 января 2009


@темы: Проза, Отрывки жизней, Выдумки, Старое

08:58 

Он уходил. Она ждала

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©


Он уходил

Он уходил далеко.
С собой брал лишь щит и меч
И той, что жила высоко,
Себя обещал беречь.

Он уходил в никуда.
В то место, что звали Войной.
От той, что любила его,
Уходил чужою тропой.

Он уходил на смерть.
Но вернуться живым обещал
Той, что молилась богам,
О том, чтоб он слово сдержал.

Он уходил навсегда
И знал, что назад не придет.
А следом летела душа
Той, что его еще ждет.





Она ждала

Она ждала его десятки тысяч лет.
Десятки тысяч зим бродя по залам,
На молодой груди храня портрет
Того, кого дождаться обещала.

Она молилась сотням тысяч лун.
Сто тысяч раз прося ему защиты,
Пытаясь позабыть о сотнях дум,
Что карты его жизни уже биты.

Она любила его сотни тысяч дней,
Сто тысяч раз встречая у дороги.
Сто тысяч замерзающих ночей
Сидела у окна, поджавши ноги.

Она мечтала сотни тысяч раз,
Как он усталый, но живой домой вернется.
И сотни тысяч слез из ясных глаз…
Но будет ждать. Раз только это остается.


Искренне ваша
Лори Лу

@темы: Выдумки, Сказочности, Стихи

18:23 

Кончился

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
я сходила с ума в клейкой нежности вечных фраз,
в ожидании лета, в глупом московском беге...
я делила жизнь на "до нас" и "после нас",
я ломала город, как школьник ломает лего -

из моих маршрутов нежность текла как сок
в бесконечной {по}пытке тело отнять от тела,
и простое "люблютебя" затягивалось на несколько строк
и означало "что хочешь со мной то и делай".

я смеялась навзрыд и плакала невпопад,
ревновала тебя к одежде, к часам, к рулю...
..........................................................
но все это было тысячу лет назад.
я не люблю тебя. слышишь, уже не люблю.
(с)Марта Яковлева

Прошу тебя, не злись! Я знаю, что ты не понимаешь моего странно-холодного поведения, я и сама его до конца не могу понять… Просто, я изменилась, а ты этого не замечаешь. Но я замечаю эти перемены в себе, понимаешь?
Как бы не жаль было это осознавать, но мы всегда меняемся. Иногда, мы лишь убеждаемся в своих взглядах со временем, понимаем истинность своих устремлений и верований. А иногда случается, что со временем мы осознаем свои ошибки, просчеты…
Знаешь, это как если ты всегда любил кататься на велосипеде, всегда считал, что это именно то, что тебе действительно нравится, а потом вдруг понимаешь, что ошибался. Вот едешь так с друзьями куда-то, едешь как много раз до этого, и осознаешь, что уже давно просто ждешь прекращения этой прогулки. И не потому, что сильно устал в пути, а потому что на тебя вдруг снизошло озарение, что ты едешь сейчас, потому что обещал, а не потому, что получаешь от этого удовольствие. И эта прогулка превращается в бесконечно-унылое ожидание ее конца. С каждым новым проворотом колеса это странное чувство начинает наваливаться на плечи тяжелым грузом, выбивая тебя из равновесия, которое ты чудом умудряешься удерживать, хотя падение казалось таким близким. Ты улыбаешься, но тоскливые мысли, словно червячки, выедают последние сомнения в твоем сердце. И спустя пару километров ты начинаешь неосознанно жалеть, что не упал, что не разодрал в кровь все руки, не сломал этот проклятый велосипед, когда была возможность. Потому что это бы помогло прекратить твои мучения, которые ранее казались радостной усталостью.
Но ты едешь вперед, зная, что тебе все равно придется добраться до пункта назначения. А когда добираешься, тебя мучает лишь один вопрос: «почему?». Почему то, что было любимым, вдруг стало ненавистным? Неужели ты раньше никогда это не любил, а просто врал себе и всему миру? Вовсе нет. Это лишь означает, что сейчас этой любви больше нет. Она была, но теперь закончилась в твоем сердце, как заканчивается сахар в банке.
Я сейчас так остро ощущаю себя такой банкой из под сахара. Ныне пустой банкой. Любовь к тебе была сладкой, подобной сахару. Но ее больше нет во мне…
Понимаешь? Я до последнего пыталась ухватиться за призрак былой любви. Но я, в конце концов, осознала, что точно так же, как было с моей любовью к велосипедам, я ждала только прекращения. Ты во мне кончился. Я пуста.

8 августа 2011

P.S. Этот очерк никому не посвящен, у повествователя нет жизненного прототипа. Хотя я бы посвятила это произведение моей «любви» к велосипедам.

@темы: Слова, которые никто не слышит, Проза, Очерки, Выдумки

18:20 

Она каждую ночь ворочается во сне

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
...От заката до рассвета
Вместе где-то в объятиях сна
А с разбега, открывая глаза
Я просыпаюсь одна...(с)

Она каждую ночь ворочается во сне. Каждую ночь мечется по всей кровати, переворачивается с боку на бок и путается в одеяле. А перед этим она несколько часов не может уснуть. Она смотрит в потолок и считает, считает. Она так мечтает и безумно боится снова погружаться в мир тревожных видений. А потом ворочается во сне, словно пытаясь лечь поудобнее, но не находя подходящей позы.
Она сбивчиво дышит, судорожно сжимает одеяло. А еще она смеется. Светло так, по-детски. И шепчет что-то едва различимое в ночной тишине.
Просто ей снится что-то доброе, что-то до не возможности реальное. Она каждую ночь вновь и вновь переживает самые счастливые моменты своей жизни. Раз от раза эти яркие краски прошлой беззаботности, которые память услужливо подсовывает ей каждую ночь.
Но в уголках ее глаз всегда стоят слезы. Каждую ночь часть ее сознания понимает, что это все сон, и не дает ей целиком в него погрузиться. Не дает до конца забыть о том, что это не правда, этого нет и не будет. И это осознание не дает ей быть полностью счастливой хотя бы там. Оно жгучим льдом разливается по телу и выливается из глаз.
Но она смеется во сне.
А потом просыпается ровно тот момент, когда счастье настолько пересиливает озноб, что реальность отступает, оставляя место лишь воспоминаниям. Просыпается тогда, когда забывает, что это сон. Пробуждение такое резкое и болезненное, что ей страшно вновь засыпать. Ее словно стальным крюком выдергивают за сердце из ночных грез. Она плачет и больше не может уснуть до самого утра. И лишь с рассветом солнца вновь погружается в сон. Тревожный сон ослабленного сердца.
А потом она весь день улыбается и смеется, а ночью вновь считает, чтобы заснуть. Или наоборот отсрочить сон. Она и сама толком не знает.
Вот только она каждую ночь ворочается во сне. Каждую ночь мечется по всей кровати, переворачивается с боку на бок и путается в одеяле. Потому что ей снюсь я. Потому что только во снах я могу быть с ней рядом.

29 сентября 2010


@темы: Проза, Слова, которые никто не слышит, Выдумки, Старое

17:46 

Ему стало все равно

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
однажды с утра становится всё равно -
как и куда вас несёт,
дальше он или ближе,
какое вы с ним сегодня идёте смотреть кино
и что он там вообще говорит и пишет
зачем приходил и к кому от тебя ушёл
(любовь с равнодушием так похожи
в крайних своих пределах)
и как он делает - больно
или приятно и хорошо,
или приятно и больно,
или - уже никак
никому
не делает. (с)


Я проснулась довольно поздно. Тело затекло от неудобного положения в кресле, в котором я вчера так и уснула. А из зеркала напротив на меня смотрела девушка с растрепанной прической и опухшими глазами. Как всегда «хороша»…
Я встала и потерянным взглядом обвела комнату, в которой царил бедлам: все вокруг было завалено нотными листами и комками простой бумаги. В этом всем не было ничего удивительного – вчера мы с мужем поссорились в очередной раз, и я в порыве истерики разбросала ноты, смяла листы и выбросила новую песню. Я всегда так делала, не был исключением и этот раз.
Я прошла в кухню к мусорному ведру.
Вообще выносить мусор – была обязанность мужа, и он делал это каждое утро. Но на протяжении вот уже десяти лет, после каждой ссоры, когда я выбрасывала свои новые песни, на утро он не выбрасывал мусор. Он знал, что на следующий день я не захочу расстаться со своими творениями. Он знал об этом и оставлял мне право выбора: вернуть ноты или расстаться с ними навсегда.
Я открыла шкафчик и взглянула на пустое мусорное ведро.
Почему-то я не была удивлена, не была расстроена, напротив, мне кажется, что было бы более странно, если бы ничего не изменилось. Но уже несколько недель все было иначе. Нет, мы не ссорились, мы вообще почти не разговаривали – каждый был погружен в свои занятия. Без сомнения, такое и раньше случалось: я целиком погружалась в создание новой песни и не уделяла ему должного внимания. Но всегда, через пару дней его терпению подходил конец, и у нас разгоралась яркая, но короткая ссора, в результате которой я выбрасывала песню, а на утро доставала ее из ведра.
Но в это раз все изначально пошло не так. Я две недели писала песню, а он совершенно не предъявлял претензий. Я почувствовала, что что-то не так и вспылила. Ссора была стандартной, привычной. И я успокоилась.
Но вот сейчас, стоя у пустого мусорного ведра, я придумывала оправдания. Оправдания забывчивости и равнодушия. Но не одно из них не было достаточно правдоподобным, чтобы полностью оправдать то, что сейчас мое детище, впервые за десять лет, лежало в куче мусора на городской свалке. И хотя я явно была виновата, мне казалось, что он просто забыл. Впервые за десять лет.
Когда он вечером вернулся домой и сухо поцеловал меня в щеку, я ему ничего не сказала. А какой в этом был смысл? Нелепо было придумывать причины. В тот день я поняла, что спустя десять лет любви он больше меня не любил. И та песня, что я так и не смогла дописать, стала последней.

27 сентября 2010


@темы: Слова, которые никто не слышит, Проза, Выдумки, Старое

17:39 

Господи...

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©


I

Господи, сделай так, чтобы мы были счастливы.
Конечно, врозь, то есть - счастливы по отдельности.
Сошли с ума в несовместном своём участии,
Деепричастии с кем-то, добившись цельности.(с)



Господи… дай мне сил, мои подходят к концу. Дай мне силы совершить задуманное. Дай сил не передумать… Я должна сжечь этот мост, пока он не сжег нас обоих! Господи, помоги мне…
Почему-то ветер на удивление холодный, а ведь весна уже в самом разгаре. Все ходят в легкой, почти летней одежде. А я почему-то не могу согреться. Такое чувство, словно холод не вокруг, а внутри меня.
А он снова опаздывает…
Странно, год назад мы тоже встречались в этом парке. Я тогда пришла на пять минут раньше, а он уже был здесь. Он раньше вообще никогда не опаздывал.
Раньше – я так привыкла к этому обозначению того счастливого времени год назад. Раньше все было как-то по-другому. Раньше, даже если мы виделись не часто, каждая встреча была особенной. Раньше он никогда не отменял наших вечерних прогулок. Раньше он не забывал о назначенных свиданиях. Раньше он всегда слышал мобильный даже на вечеринках, попросту всегда держал его в руках. Раньше он обещания исполнял.
Раньше он никогда не опаздывал. И ветер теплее был весной. Раньше…
Как же давно было это наше раньше. Целую вечность назад…
Теперь опаздывать и забывать про свидания вошло у него в привычку. А я так привыкла к этому, что начала удивляться, если наши свидания состоялись в назначенный день, а не «Милая, прости меня… Совсем в профкоме замотался…Давай завтра?». Я уже так устала от этих вечных отговорок…
Господи… уже год наши отношения катятся к отметке нуля. Пора заканчивать…
Вон он идет. Такой чертовски красивый, невозможно родной, навсегда ускользающий от меня.
Господи… дай мне сил посмотреть в его глубокие глаза и по-обыкновению не пойти ко дну. Только бы не утонуть, не захлебнуться. Ну, давай же, еще один вдох…
Боже, так больно, словно кто-то по иголке загоняет мне в сердце. Дышать больно. Ну почему, почему он всегда на меня так смотрит? Так же не честно!
Я не могу смотреть, его взгляд опаляет меня изнутри. От этого пламени не сбежать, не укрыться. Только сгореть.
Господи… мы так много прошли с ним вместе, столько выстояли. И так больно рвать по живому. Но не рвать еще больнее, еще разрушительнее.
Господи… я ведь знаю, что он меня любит. И я люблю его больше жизни. Но каждое его прикосновение обжигает кожу, оставляя не наслаждение, а боль.
Он должен меня понять. Наши пути расходятся…
Господи… дай мне сил не обернуться больше! Господи, только пусть он не пытается меня остановить. Я сдамся. Тогда я точно сдамся.
Не остановил. Не остановил… Не остановил!
Нечем дышать.
Господи, помоги…


II



и проснувшись на разных постелях
в разных комнатах
разных домов
осторожно попробуем сделать
первый самостоятельный вдох (c)



Рассвет. Он бы осветил темную комнату, смело пробиваясь сквозь шторы. Он бы согрел замерзшую тишину, которая уже звенит ото льда. Он бы развеял все тревоги и сомнения. Если бы мог. Если бы эти ужасные тучи не застелили небо сереющим полотном.
Господи, рассвет моей жизни не наступил… О, я знала, что те лучи, что все же пытались пробиться сквозь облака – всего лишь языки пламени сожженного мной моста.
Легче? Господи, легче не стало… Стало тоскливее. А еще так пусто в сердце, там сквозняк…
Подумать только. Его больше нет в моей жизни… А ведь я даже дышала им. А чем теперь?
Господи, чем же? Воздухом? Я не умею
Нужно научиться. Научиться плавно двигаться, словно и нет никаких металлических спиц в сердце и легких, словно каждый шаг не дается судорогой по телу. И смотреть нужно научиться так, чтобы людям взгляд отвести не хотелось. А еще улыбаться нужно…Когда-то я все это умела.
А еще нужно научится думать не о нем. И спать без снов о нем. И… жить без него научится нужно.
Господи, дай мне сил, и я обещаю, что буду стараться!
Я не совсем безнадежна. Я смогу.
Вот только я дышать воздухом разучилась. Как там? Вдох…?


III



Я училась тебя забывать,
Пряча память в осенних туманах...
Ты учился не вспоминать,
Боль топя в мимолётных романах..(с)




Господи, господи, господи… так много времени уже прошло, а он все еще в моей памяти. Он все еще составляет мой воздух. Господи, я же так прилежно училась жить без него!
Я не справилась…
Мы с ним такие глупые, Господи, прям невыносимые. У него глаза болью плещутся, когда он на меня смотрит. А все эти конфетные девушки, что не способны задержаться у него в душе… Это же все фальшь.
Господи, он сниться мне каждую ночь. Господи…
Я так его люблю, и даже время и разлука не убивают эту мою потребность в нем. Ничто не в состоянии убить его во мне.
Я сейчас все время себя спрашиваю, а правильно ли я тогда поступила? И уже так часто ловлю себя на мысли, что ищу строй материалы для того сожженного мною моста. Господи, помоги мне не запутаться…
Тот ли путь я выбрала? Тогда почему боль не прошла со временем? Почему время не лечит, почему даже не пытается?
Почему судороги по телу при каждом вздохе, а боль почему из глаз сочится?
Не одного ответа на мои немые вопросы.
У меня пальцы теперь такие холодные. А раньше он грел… Без него то, Господи, еще холоднее оказалось.
Господи, господи, господи… пусть он меня простит, я то его уже давно простила…



IV

вытрясти бы из голоса всю золу и
выговорить неподатливые слова,
слышишь только когда я тебя целую
я понимаю зачем я ещё жива...(с)



Господи, господи, господи… Я такая глупая, такая невозможно сумасшедшая. Как я могла допустить мысль, что без него легче будет? Как я могла поверить в то, что смогу полноценно жить без его улыбок?
Господи, я такая неразумная у тебя, такая маленькая еще…
Он же нужен мне больше чем воздух! Без него же жить больно!
Я же люблю его, Господи, как безумная, помешанная на его глазах. Господи, да то, как он мое имя говорит… я за это все отдать готова.
Господи, как я пережила эти долгие месяцы? Как не замерзла без его тепла?
Господи, ты же все знаешь…
Я каждую его улыбку выстрадала, каждое прикосновение. Все, что он мне дарит, стоит той жуткой боли, которую я пережила. Если бы ее не было, я бы и оценить не смогла.
Господи, он тоже меня целует, как оголодавший, соскучившийся по нежности. Он снова такой, как раньше был. Снова мой до последней капли.
Господи, спасибо тебе за урок этот жестокий. Я же глупая, иначе и не поняла бы.
Я так его люблю, Господи, я теперь понимаю, зачем родилась…

13 августа 2010

@темы: Слова, которые никто не слышит, Проза, Выдумки, Старое

18:10 

Король Артур

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©


И со страниц глядит задумчиво,
Хотя иначе все бы быть могло,
Король давно былого и грядущего,
Король, чье имя всех пережило…


Наверное, никто и никогда не задумывался о том, как именно великие люди стали Великими. Вряд ли хоть кто-нибудь размышлял о том, как много в их судьбе зависело вовсе не от них. Никто не знает, сколько горечи и боли в этом слове: «Великий».
Мое имя пережило меня самого, оно пронеслось сквозь века и осталось в памяти людей. Я никогда не думал, что так случиться, когда брал Эскалибур за рукоять в первый раз.
Я – Король Артур, и нет человека, который бы хоть раз в жизни не слышал, хотя бы мельком, мою историю. Великий воин, бесстрашный предводитель рыцарей круглого стола. У людей так легко вырываются эти слова. Я же всегда слушал их с содроганием.
Еще когда я был жив, все люди знали меня в лицо и при встрече твердили про мои подвиги. Знали бы они, что я вовсе не тот герой, за которого они меня принимают. Просто, единственное в чем я, наверное, был хорош, так это в лидерстве. Все остальное – дело рук моих рыцарей. Каждый подвиг был не моим, он всецело их заслуга. Если бы их не было, то не было бы и самой истории, никто бы не знал никакого Мерлина, Моргану и Короля Артура.

30 июня 2010

@темы: Проза, Слова, которые никто не слышит, Выдумки, Старое

18:00 

Ведьма

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©


Когда-нибудь ты сгоришь в аду за свои грехи, дитя мое. (с)


Вечер спускается на городскую площадь, где собрались все горожане. Они толпятся, оставляя в середине площади идеально ровный круг, в центре которого вырастает из хвороста и соломы высокий столб. Все негромко переговариваются, освещая свои лица масляными лампами, и огонь придает им зловещее выражение. Тени пляшут по стенам домов, словно дьявольские духи пришли на площадь вместе с людьми. Шорохи взволнованных голосов раздаются со всех сторон, и только мы - семь неподвижных фигур в красных плащах – не издаем ни звука.
Мы - слуги Господа, мы караем виноватых и спасаем невинных.. Мы – высший суд. Мы – Святая Инквизиция. Наша главная обязанность не допустить проникновение дьявольских сил в этот мир. И сейчас наш сезон. Сезон охоты на ведьм.
Вдруг на площади на мгновение воцарилось гробовое молчание, позволяющее слышать скрип кареты палача. Карета остановилась и толпа, внезапно зашипев, расступилась, впуская в замкнутый круг четырех человек. Нет. Троих и ведьму.
Ты шла впереди, не обращая внимания ни на злобный люд вокруг, ни на стражников сзади. Ты шла, словно не на смерть, словно столб в центре – это трон, и ты та королева, которая будет в нем восседать. Впрочем, можешь думать и так.
Люди кричат, машут руками и распятиями, проклинают тебя. Их странные, озлобленные движения напоминают мне шаманские танцы. Вообще все это похоже на бал сатаны.
Тебя привязали напротив нас. Напротив меня. Наши взгляды встретились как десять лет тому назад. И я понимаю, что ты почти не поменялась за этот срок: твои волосы все так же похожи на дьявольское пламя, а глаза все так же – на ночное небо. Та же молодая кожа, та же плавность линий. Только взгляд другой. Ты больше не та юная ведьма, раз за разом убегающая от инквизиции. Теперь ты не боишься нас. Ты знаешь себе цену. И этот столб – действительно твой трон. Ты – королева этого дьявольского бала. Вот только мы не твои слуги.
Ты смотришь на меня и на твоих губах улыбка. Можешь улыбаться сколько захочешь, моя дорогая Ведьма. Скоро, очень скоро тебе поглотит пламя.
А у темной стены на краю площади я вижу два силуэта. Они одни неподвижно стоят и ждут. Они ждут конца этого справедливого суда. Твоя молодая дочь и маленький сын. Я вижу даже отсюда пламя их волос и эту несравненную ночь в глазах. Когда-нибудь я сожгу на костре эту девушку, так похожую на тебя. А мальчика, с лицом нашего молодого короля, я обращу в нашу веру. Я обещаю это тебе. Ты же знаешь, я сдерживаю свои обещания.
Прости дорогая, не стоит больше тянуть: народ жаждет очищения огнем.
Один из стражников поджигает хворост у твоих ног. Я слышу, как трещит огонь. Радуйся, королева, мы положили к твоим ногам самое ценное, что есть у человека.
Ты улыбаешься мне, словно я твоя старая подруга. Знаешь, мы с тобой так долго играем в «Сожги ведьму», что у меня возникает ощущение, словно я знаю тебя всю жизнь. Ты – мой злой двойник.
Пламя какое-то время кружит у твоих ног, но внезапно вспыхивает, поглотив тебя с головой. Кажется, словно оно поднимается к самому небу. Оно горит так яростно, словно хочет добраться до самого Господа. Я не знаю зачем. Мне все равно.
Казнь заканчивается, и люди возвращаются в дома к своей привычной жизни. Странные. Так радуются своей зыбкой справедливости. Я не виню их. Всем нужно во что-то верить.
Площадь пустеет. Дым вместе с искрами поднимается в небо белой лентой. Я стою здесь одна, и только сзади, люди в красных мантиях, меня окликают по имени. Но я стою и смотрю на три темные фигуры у дальнего конца площади и улыбаюсь.
Сейчас я позволю тебе уйти. На сегодня достаточно. Но однажды мы с тобой снова встретимся. И возможно не раз. Ты будешь продолжать убегать, а я буду продолжать тебя находить. Так же как сейчас, так же как десять лет назад. Я буду каждый раз ловить тебя и сжигать. Но однажды ты уже не сможешь вернуться.

16 апреля 2010

@темы: Проза, Слова, которые никто не слышит, Сказочности, Выдумки, Старое

17:50 

Тея

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Она еще дальше,
чем если бы ее и не было (с)


Тея, Тея…
Ты мне снова снилась. Снилась вся в цветах на шумной сцене. И невидимый прожектор озарял тебя божественным светом, а может и не прожектор вовсе. Может это, был твой собственный свет!
Тея, Тея… Моя богиня!
Ты снилась мне во всем своем великолепии, своей многогранности! В тебе так гармонично сочетались безумие и спокойствие. И в твоем безумии я узнал свою страсть, а в спокойствии – твое безразличие…
Тея, Тея…
Я был снова покорен, повержен тобой. Прямо в сердце. Но ты, моя богиня красоты, смотрела на меня, и в твоих глазах была немая пустота зеркал. Без счастья. Без любви.
Тея, Тея…
Знаешь, над нами было чистое небо. С него сыпались розы и мои мечты. Я слышал хруст каждой из них.
Тея, Тея… Муза моего сердца!
В моем сне я оплакивал твою смерть. Ты умерла, вся в розовом сиянии. Умерла понарошку, на сцене. Но мои слезы были настоящие, прожигающие сердце, как кислота.
Тея, Тея… богиня…
На твоей груди, и на кудрях, лежали благоухающие розы. И все вокруг было в розах, таких же прекрасных, как ты.
Тея, Тея…
Это был мой сон, моя фантазия. Но ты была, как настоящая. Такая же красивая. Такая же безразличная. Такая же не моя…

02 декабря 2009


@темы: Старое, Выдумки, Слова, которые никто не слышит, Проза

19:38 

Прости и прощай

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©

Иногда от людей остаются одни воспоминания,
Но повсюду… (с)


Прошел уже год с той, последней битвы.
Целый год, а ты все никак не привыкнешь, что его больше нет…
Нет твоего друга. Брата. Нет твоей второй половины, с которым ты был как единое целое.
Он погиб… Умер в бою, как вы оба мечтали.
Только вот вы всегда рассматривали жизнь, как нечто общее для вас двоих. Даже эту смерть вы рассматривали, как смерть на двоих.
Да, по сути, вы так и жили, жили друг другом. Не представляя этот мир по отдельности.
Но вы немного прогадали. В вашем плане изначально был изъян. И имя ему смерть. Смерть одного, и пустая жизнь другого.
Когда вы представляли себе смерть в бою, вы забыли о том, что люди редко умирают одновременно…
Вы не задумывались о том, как будет больно тому, кто остался.
Да и зачем вам было об этом задумываться?
Вы были счастливы, полны планов на будущее.
А потом он погиб в бою, обернувшемся победой в войне.
И ты бы тоже хотел умереть там, вместе с ним. Как вы мечтали…
И плевал ты на эту победу.
Улыбка не озарила твое лицо, когда весь мир ликовал.
Ты вообще разучился улыбаться.
Да и чему собственно?
Все поднимали бокалы за новое, счастливое будущее.
А ты топил в вине свое счастливое прошлое, которому суждено остаться лишь прошлым.
Ты целый год не был дома. Путешествовал, привыкал к гнетущему одиночеству. И избегал зеркал. Просто не готов был увидеть его, точную твою копию.
И вот ты вернулся.
А здесь ничего и не изменилось.
Вон на стуле лежит, брошенная впопыхах, рубашка. Его рубашка…
А вон там, на каминной полке ваши фотографии. И на всех вы, две точные копии, счастливо улыбаетесь.
Улыбка… что это?
Ты уже не плачешь. Слезы давно кончились, спустя пять месяцев.
Они просто испарились, оставив бесконечную боль и горечь, от не сказанных «Прости…» и последнего «Прощай…».
Ты поднимешься на второй этаж и замрешь…
Потому что там он, стоит и смотрит на тебя.
И в его глазах тоже горечь и боль.
И ты пойдешь к нему на встречу, следя за его ответными шагами.
Протянешь руку на встречу его пальцам, и коснешься их.
Но не встретишь знакомого тепла и мягкость рук.
Потому что это зеркало.
А он умер.
Умер, слышишь?
И надежда, еще живущая в глубинах твоей души, рассыплется в пыль.
Она жила все это время, только потому, что ты до конца не верил, что его больше нет.
Потому что ты возвращался домой в надежде, что все это просто кошмарный сон. Что он все еще есть и ждет тебя.
И он есть. Он только что был здесь.
Что ты видишь в зеркале сейчас?
Себя?
А ты присмотрись получше. И увидишь его в своих глазах.
Потому что он часть тебя. Он всегда останется.
Где?
В твоей памяти.
Прислушайся.
Слышишь шепот?
В твоих ушах эхом отозвалось тихое «прости…».
И ты отпустишь его, прошептав в тишину последнее «прощай…».

07 октября 2008

P.S. Посвящается близнецам Уизли

@темы: Слова, которые никто не слышит, Проза, Выдумки, Старое

10:41 

Эффект бабочки

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Прошлое всегда возвращается, чтобы отомстить. (с)


Вы, наверное, думаете: «Как это здорово – менять будущее и прошлое».
Вы, наверное, как и все считаете, что можно без последствий вернуться в прошлое и, исправив одну ошибку, изменить настоящее и будущее, так как вам хочется.
Я почти уверен, что вы думаете именно так.
А ведь вы и представить себе не можете, какие последствия все это за собой влечет.
И каждый раз возвращаясь, ты думаешь, что на этот раз сможешь все исправить. Только вот с каждым разом все хуже и хуже. И самое ужасное, что ты то помнишь все. Все что могло быть. Все варианты.
А еще не понятно, что нужно сделать, чтобы все изменилось в лучшую сторону. Все время кто-то на грани. И ты пытаешься спасти каждого. Только вот тебе не легче, потому что, спасая своих близких, ты убиваешь себя. Снова и снова. Разрушаешь свое будущее. Сам. Своими руками.
С каждым разом все хуже и хуже. И ты ищешь причину. Возвращаешься раз за разом. А причина в тебе.
Цепь. Одно влечет за собой другое. А причина в тебе. Только в тебе. У тебя нет линии жизни, потому что тебе не суждено было появиться на свет. И остается только одно. Вернуться так далеко назад, как только позволяет память. И не вернуться уже больше никогда.
И тогда у их истории будет счастливый конец.
Дар? Болезнь? Проклятие… Эффект бабочки.

24 марта 2009

P.S. Под влиянием потрясающего фильма

@темы: Поговорим, Выдумки, Проза, Слова, которые никто не слышит, Старое

10:26 

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Я не помню цвет твоих глаз,
Я не помню, как свел нас рок,
Как попал наш с тобой рассказ
В тетрадь неоконченных строк…
(Из ненаписанного)


Как страшно стареть. Год за годом вмещать в себя горы ненужной информации, вытесняя память о нужной.
Как страшно забывать. Меня охватывает ужас, когда понимаю, сколько важных мелочей стерлось из моей памяти. Воспоминания разбиваются о года…
Я помню свою первую любовь. Помню, как сильно я Его любила, и как сильно Он любил меня. Помню, что мне было семнадцать, а ему девятнадцать. Помню, как мы тайно встречались в лесу у срубленной березы. В моей памяти до сих пор остался его светлый образ…Его соломенные волосы в свете луны, но не более.
Я могу вспомнить только основное. Никаких деталей.
Я не помню цвет его глаз. Не помню запах его волос, который я так любила вдыхать, уткнувшись к нему в шею. Не помню его открытую улыбку, благодаря которой я всегда становилась счастливее. Не помню, какая была у него кожа на ощупь. Не помню его любимые книги. Не помню вкус его губ…
Я не помню, как свела нас эта коварная судьба. Помню лишь, как разошлись наши дороги.
Я так много о нем не помню. Хотя пыталась вспомнить и не раз. Не получается…
Он символ моего прошлого. Он, моя, засыпанная пылью, любовь. Он мое не случившееся настоящее. И, не ставшее будущим, прошлое.

28 августа 2009


@темы: Слова, которые никто не слышит, Проза, Выдумки, Старое

Миниатюрный сад иллюзий

главная