• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: отрывки жизней (список заголовков)
21:31 

Мама, подскажи ей

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Мама, скажи, что ей делать?
Она любит того, кто уже никогда не вернется,
У него теперь небо и личный светильник – солнце,
Он же есть где-то там, но сердце его не бьется.

Мама, подскажи ей, как жить?
Ей всего двадцать лет, ее тело здоровьем пышет.
Она молит Небо, Господа: тех, кто ее не слышит,
И все просит их, но Он все равно не дышит.

Мама, как ей помочь?
Она каждую ночь не спит и все просит у звезд совет,
Но они молчат, а в ее гараже разбитый его мопед,
Он спешил ей вопрос задать, хоть и знал на него ответ.

Мама, скажи ей, как?
Она совсем за собой не следит и недавно простыла.
Все смотрит на его фото, как будто лицо забыла,
Она все смеется, плачет и шепчет: «Вот чем заслужила?»

Мама, ну не молчи.
Она грустная, тихая, молчаливая. Неживая в сумме.
Она потерялась в себе и своем задушевном шуме.
Она так любила мужчину, который недавно умер.


3 сентября 2011

@темы: Выдумки, Отрывки жизней, Стихи

19:38 

Сострадание

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
- я знаю человека, у кого сердце справа
- а я знаю так много людей, у кого сердца нет вообще (с)



Желтоватый свет фонаря освещал вечернюю улицу. По ней сновали пешеходы, погруженные в свои проблемы и мечты. Кто-то спешил с работы домой, кто-то торопился в театр, кто-то шел в магазин, кто-то понуро брёл на ночную смену. А на грязном бордюре, возле фонаря, сидела девочка. Она гладила кота с обрубленным хвостом, а он терся о ее руку, утробно урча от непривычной ласки. Девочка не могла уйти сама и не позволяла уйти коту, раз за разом призывая его к себе. По ее щекам текли слезы, а тело сотрясали беззвучные рыдания. Ей было безумно жаль этого худого и раненого кота.
А люди, проходившие мимо них, смотрели то равнодушно, то с жалостью, то с непониманием.
«Он же грязный весь, еще, небось, болеет какой-нибудь заразой!»
«Зачем она себя так мучает, все равно не поможет ничем!»
«И чего ревет, можно подумать ему от этого легче станет. Лучше бы покормила!»
И ни один не остановился. Все были заняты, всем было не до того. А девочка не слышала этих немых восклицаний. Она просто с содроганием сердца дарила этому бедному животному всю свою нежность и любовь. Никто не понимал. Никто не хотел понять. Не хотел помочь. Обвинять проще. Забыть легче.
- Вот, отдай ему всё и идем. Надеюсь, этого ему хватит на сегодня…
Девочка подняла глаза и с благодарностью посмотрела на свою маму, которая протягивала ей упаковку ветчины. Она ходила в ближайший магазин и стояла большую очередь за этой ветчиной, пока ее девочка задерживала кота.
Девочка вытерла слезы и молча выложила все мясо перед благодарно мяукающим котом. Мама обняла ее за плечи и они пошли домой, стараясь не оборачиваться.
- Не плачь, ты сделала доброе дело…
Девочка всхлипнула и ничего не сказала. Ей так хотелось поблагодарить маму, но она не могла ничего сказать. Мешал ком в горле.
- Маленькая, не рви мне сердце…
- Но… он такой худой… такой худой… и хвост…
- Всех не накормишь… Но по возможности нужно им помогать. Человек должен сострадать животным. Иначе это уже не человек…
Девочка кивнула и глубоко вздохнула. Они продолжили путь. А уже ночью девочка прижала к себе свою кошку, беззвучно задыхаясь от слез. Жалея всех бездомных животных, благодаря бога, что ее кошка с ней.
А люди продолжали ходить по улицам, мимо несчастных животных, думая лишь о себе. И только некоторые проявляли к ним сочувствие и сострадание.

26 августа 2010

P.S. И речь здесь не только о раненых котах. Помогайте тем, кто в этом действительно нуждается…


@темы: Отрывки жизней, Проза, Старое

18:15 

Солдатами не рождаются

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Солдатами не рождаются, солдатами умирают. (с)

Он с детства ненавидел войну и хотел быть врачом. Еще после войны Марина с дрожью наблюдала, как ее маленький сын с совсем взрослой грустью созерцал разрушенные дома и еще молодые по меркам столетий могилы. Одна из таких могил принадлежала его отцу.
Дети того времени, наслушавшись рассказов про войну, часто играли в нее, представляя, как они сами спасают родину. Мур никогда не играл с ними, настолько ненавистна ему была сама концепция войны.
Марина в общем-то была не против такого отношения, но слишком уж замирало сердце матери, глядя на глаза сына, когда тот ухаживал за могилой отца, когда он слушал истории выживших после войны. В глубине души, наверное, он бы хотел отомстить. Отомстить за усталую и всегда печальную мать, которая по вечерам плакала на кухне, тайком рассматривая старую фотокарточку. Отомстить за свое неправильное детство, где не было отца с его рыбалкой, охотой и игрой в солдатиков. Но он не желал никому смерти. Слишком хорошо знал, сколько боли она способна причинить тем, кто остался. Поэтому он хотел быть врачом, он родился им.
Он всегда хотел спасать жизни, и когда в июне началась новая, самая страшная за всю историю, война, он отправился в госпиталь. Марина естественно тоже. Они все там с содроганием слушали старое дребезжащее радио, которое вещало о кровавых боях, тысячах погибших, о разрушенных и оккупированных городах. А еще сжимающимся сердцем пытались помочь каждому пострадавшему в боях. Сначала Марина, погрузившаяся в воспоминания, как она была полевой сестрой, как отец Мура умирал у нее на руках, не заметила перемен в сыне. Лишь очнувшись от памяти, как от страшного сна, она заметила странный, незнакомый блеск в глазах сына. Он усиливался с каждым раненым солдатом, попадавшим в госпиталь, с каждой разорванной раной и оторванной конечностью.
А потом, однажды, он просто взял и ушел, лишь поцеловав мать на прощание. Ушел туда, где солдаты, как когда-то его отец, падали на поле боя с простреленными головами, оторванными руками, перебитыми ногами.
Марина с замиранием сердца читала каждое его наспех написанное письмо. И ждала, в страхе ждала, следующего. Однажды следующее так и не пришло.
Марина тогда добилась, чтобы Мура похоронили рядом с его отцом. А на его могиле замысловатым почерком было выведено: «Солдатами не рождаются, солдатами умирают».


28 ноября 2010

P.S. Имена посвящены моей любимой поэтессе Марине Цветаевой и ее сыну.

@темы: Выдумки, Отрывки жизней, Проза, Старое

18:07 

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Дружба – это тоже любовь. Но любовь может быть без дружбы. Дружба без любви – никогда.(с)

Тяжело терять друзей. И тяжело теряться.
Знаете, как это бывает? Встречаешь человека однажды и понимаешь, что это навсегда. Банально в общем-то, люди употребляют это к месту и не к месту, но все про того, как они считают, единственного, вечного. Не знаю, существует ли она, эта вечная любовь, или в каждой истории есть момент, когда один просыпается с пониманием, что больше не любит другого. Быть может, что такой момент суждено пережить каждой любви, если ей, конечно же, суждено вообще до него дожить. Наверное, это все же самое страшное – когда взаимность сама собой перетекает в безответность.
Но вот вечная дружба точно должна существовать! Дружба, она же гораздо сложнее, многограннее любви. Для любви порой достаточно только любви, не понятно откуда она возникает и куда исчезает. Дружба же более понятна и обоснована с точки зрения чувств. И она базируется на сотне различных вещей, в том числе на той же самой любви, а значит она крепче. Человек он либо близкий по душе, либо нет. Нельзя быть им и вдруг в одно мгновение перестать. Причина всегда есть. А вот в любви нет ни причин, ни условий.
Но даже в дружбе есть свои драмы.
В большинстве случаев ты даже не можешь представить их существование. Может быть дело в том, что самая крепкая дружба, как правило, закладывается в детстве. А дети, они так бесконечно далеки от сложностей взрослой жизни, что никаких мыслей о чем-то сложном и оценок будущего просто не может сформироваться в их голове. И вы легко становитесь лучшими друзьями, такими, какими умеют быть только дети – искренними, верными, преданными. Признаться, за многие годы мало, что меняется в дружбе. Вы не отдаляетесь ни на сантиметр, знаете все тайны друг друга, знаете, что кроме вас об этих тайнах никто не узнает. Вы многое прошли вместе. Это была дружба на всю жизнь. Она могла бы такой стать, если бы не…
В любви можно однажды проснуться и понять, что чувства давно оставили тебя, и все последнее время ты «любил» по инерции.
Драма дружбы иная.
Однажды ты просыпаешься и понимаешь, что уже давно любишь человека, которого на протяжении многих лет считала другом. Любишь не как друга, не как брата, а в новой понятной только тебе манере. Ты понимаешь, что уже давно вздрагиваешь от его прикосновений, краснеешь от проявлений дружеской нежности, злишься от его очередной влюбленности. Ты смотришь на него иначе. И теперь ты уже хочешь отгородить его не только от боли, но и от чужого внимания, как бы эгоистично это не было.
Вот только перемена твоих чувств не вредит дружбе, дружбе вредишь ты сама. Ты перестаешь рассказывать свои тайны, которых со временем становится только больше, а вскоре и боишься слушать о его секретах: каждое откровение способно сжечь тебя дотла.
А рано или поздно ты отдаляешься от него. И твой друг никогда не поймет, почему он тебя теряет. Но он ни в чем не виноват, и остается только признаться ему. Он действительно имеет право знать, и хуже не будет точно.
Вот так теряются друзья. Но иногда, приобретается кое-что другое… И вот оно то уже будет вечным. Нет дружбы слабее той, которая сформировалась после смерти любви. И нет любви сильнее той, что выросла из самой истинной дружбы.

24 ноября 2010

P.S. Навеяно Гарри Поттером


@темы: Выдумки, Отрывки жизней, Очерки, Поговорим, Проза, Старое

18:04 

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Ты смирился, сказав: «Всё, что было — прошло!»
Ты смирился, решив: «Так угодно судьбе...»
Но не в этом всё дело — весь ужас в том, что
Ты не веришь уже ни в себя, ни себе!(с)


Он сидел на крыше и смотрел на небо. Солнце уже спряталось за горизонт, но его лучи все еще окрашивали облака в багряные тона, подобно вспышкам воспоминаний, которые так же освещают лишь на несколько минут. А потом наступает тьма.
Он уже давно не был счастлив. Устраивало ли его это? Как может устраивать отсутствие счастья? Но он привык этому. Привычка настолько сильно вошла в его жизнь, что стала ее неотделимой частью. Когда к чему-то привыкаешь, уже не стремишься это изменить. А раз не стремишься, то значит - устраивает. Его все устраивало.
В его не полных сорок лет он, казалось, успел сделать много, но словно не достаточно. Из-за тяжелой травмы молодости он так до конца и не излечился: постоянные боли, ночные кошмары или бессонница, раздражительность и недоверие ко всему миру. Он сделал отличную карьеру, стал известным в своей области: знающей свое дело скотиной. Он успел нажиться как поклонниками, так и врагами. И успел потерять свою единственную любовь…
Это было так давно, но он и сейчас помнил то счастливое время, когда он был другим. Тогда ничего еще не было, ни блестящей карьеры, ни пережитой болезни, но и ненависти не было. Была она, освещавшая его изнутри, делающая его добрее. А может, он и был таким: добрым, светлым. Но тогда болезнь сломала его, сломала их. Они словно оказались по разным краям одной пропасти. Вот только расстояние было длинною в шаг, а они испугались его преодолеть.
Она ушла. Его друзья не вспоминают то время, слишком страшно им было тогда смотреть в его глаза, слишком невыносимо было видеть, как он затвердевает изнутри. Это был болезненный процесс.
Говорят, что время лечит. Он бы ударил того, кто сказал бы так ему. Особенно сейчас, когда спустя столько лет, он только себе признается, что так и не смог с этим справиться. Лава, затопившая тогда его душу, окаменела, но продолжала болеть. Со временем физическая боль стала заглушать ноющую душу. Вот только, разве можно быть если даже не счастливым, то хотя бы не несчастным, если чтобы все время не умирать от одной боли приходиться терпеть другую?
Он закрыл глаза, позволяя тьме, спустившейся на город, затопить и его душу. Неделю назад он снова встретил Ее. Она снова подобно яркому свету ворвалась в тьму его жизни, грозясь сжечь ее, отвыкшую от света. Да, любовь умирает без подпитки, но кто сказал, что она не может воскреснуть?
Вот только он сам не позволил ей пройти дальше «прихожей», беспорядок его мира не позволял принимать гостей. Он не мог позволить ей остаться, слишком хорошо знал, что люди не меняются, и та пропасть, все еще есть, и они никогда не смогут заставить себя ее перешагнуть. А пережить еще одно затопление лавой он уже не был в силах.
Привычки – сложная вещь. Он привык быть несчастным. Это как внезапная драматическая роль для актера комедий. Он не умел играть иначе, не умел жить по-другому. Слишком вжился в роль, слишком долго он к ней привыкал. Второй раз уже не сможет.

23 октября 2010

P.S. [Просто он идиот. Вот и все.]


@темы: Выдумки, Отрывки жизней, Проза, Старое

19:43 

Когда-то они были всегда вместе

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Ты сегодня в сером пальто как будто угрюм
И красив до безумия со снежинками в волосах,
Только в сером пальто я тебя не люблю,
Я люблю тебя в синем несколько лет назад. (с)


Когда-то они были всегда вместе. Знаете, такие идеальные пары, на которые приятно смотреть? Побольше бы таких. Они очень друг друга любили, но в эту любовь вполне помещался весь остальной мир. Это не значит, что они были холодны друг другу, просто у них было столько безграничного доверия, что, казалось, ничто не могло их разлучить.
Но нет, смогло.
Он всю жизнь мечтал учиться в университете Европы. Грезил об этом с младенчества. И вот он поступил. А это означало, что они должны расстаться.
Она не плакала, все время улыбалась и говорила, что такой шанс не упускают, что он должен поехать. И смотрела так, словно теряет навсегда его.
У него сердце сжималось от этого взгляда. Он не хотел уезжать. Но глупо было бы отказаться.
И вот он уехал. Не стоит даже упоминать о том, как она с улыбкой его провожала, а потом неделю заливала подушку и плечи подруги слезами. Не стоит говорить о том, как он много раз порывался все бросить и уехать назад, к ней. Не буду рассказывать и о тысячах писем, звонков и обещаний.
Важно лишь то, что они смогли. Она его дождалась. А он вернулся к ней.
В тот вечер их первой после долгой разлуки встречи все сразу же пошло не так… Не так для нее.
Он был одет так, как модно в Европе, так, как раньше никогда не одевался.
Он смеялся странным, незнакомым смехом. Создавалось впечатление, что этот смех он уже давно отрепетировал и заучил, потому что тот придавал ему солидности.
Он двигался по другому, каждый его жест доказывал, что он изменился.
Даже то, как он смотрел. В нем все, абсолютно все, было другое. Он был как будто бы ненастоящий.
Она весь вечер с содроганием слушала, как он небрежно рассказывает о женщинах Европы, стараясь не плакать.
Это был не тот человек, которого она провожала. Не тот, которого любила.
На следующий день она сказала ему, что они больше не могут быть вместе, потому что она любит другого. Она любит того, кто навсегда останется в прошлом.
А он на удивление легко ее отпустил, так легко, словно и не любил вовсе. Это ударило ее сильнее всего.
Их пути разошлись. А когда-то они так сильно друг друга любили. Когда-то они были всегда вместе.

7 августа 2010


@темы: Проза, Отрывки жизней, Выдумки, Старое

19:33 

Все дальше

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©

Мир тесен.
А мы всё дальше и дальше друг от друга…(с)


Он никогда ее не берег. Нет, он был готов ее защищать от проявлений жестокого мира. Ему было с ней хорошо и уютно, когда она была рядом, ему всегда хотелось ее обнимать. У нее была теплая кожа и приятный аромат какой-то свежести, холодные пальчики и нежные глаза. Ему всегда нравилось, как она смотрела именно на него, так смотрят на тех, с кем хотят провести жизнь. Но он никогда не относился к ней, как к чему-то необходимому, чему-то, без чего он не сможет обойтись. Это как лишний гигабайт оперативной памяти на компьютере: вроде клеевая примочка и игрушки все идут. Но если подумать, не особенно нужная. Так, пару раз душу в стрелялках отвести.
Так же и с ней. На встречах с друзьями он сдувал с нее пылинки, ему хотелось к ней прикасаться, быть рядом. Словно вокруг нее было какое-то поле – попадешь в него, и не хочется от нее отходить. Но стоило выйти за его радиус, и это притяжение пропадало. Он мог не звонить ей по нескольку дней, мог не видеть ее неделями. Он не скучал по ее улыбкам, не вспоминал перед сном о ее глазах, не думал о ее губах.
Он в принципе никогда ее не ценил. А вокруг нее всегда было так много других. Тех, кто ловил каждую ее улыбку, каждый взгляд. Тех, кто был готов носить ее на руках и дарить ей весь мир. Но она, сама не понимая почему, со слепым доверием в глазах шла за ним по пятам, на звук его дыхания. Она, с одержимостью коллекционера, складывала в шкатулку памяти каждую его улыбку, каждое прикосновение.
Она задыхалась без него. Он дышал.
Она не понимала, почему так. Он и не задумывался.
Она, пожалуй, была любимой его игрушкой, потому что позволяла собой играть.
А он никогда не боялся ее потерять. Возможно, дело было и в том, что она прощала ему все выходки, приспосабливалась к его настроению, стоически сносила его безразличие. Он так легко к этому привык, что даже сам не заметил, как перестал в ней нуждаться. А ведь когда-то они виделись каждый день, когда-то она была нужна ему всегда.
И вот однажды, он уехал из города на пол месяца, ничего ей не сказав. Он не намеренно так поступил. Просто сначала его отвлекли сборы, а потом, уже в дороге сломался телефон. И возможно, он бы нашел способ с ней связаться, если бы его волновало то, что происходит у неё в душе. Но он настолько привык жить для себя, настолько отвык думать о ее чувствах. Ему было все равно. Он знал, что она его будет ждать.
Когда его напарник сказал, что она ему звонила, это ничего не всколыхнуло в его душе. Он не бросился искать с ней связи, узнав, что она беспокоится. Она узнала где он, узнала когда вернется – пусть ждет. И да, он не осознавал, что ведет себя жестоко и эгоистично. Не нам его судить.
Когда он вернулся в город, то еще пару дней, пока встречался с друзьями, не пытался с ней связаться. Но потом ему захотелось с ней увидеться. Но он не смог ее найти. Ее домашний телефон молчал, а сотовый безразлично оповещал что «абонент недоступен».
Сначала, он не подал виду, не обратил внимания. Ну мало ли куда можно пойти в городе.
Но через пару дней молчания и темных окон квартиры он не на шутку испугался. Куда она пропала?
Он связался с ее подругой, которая бесцветным и каким-то грубым голосом сказала, что она уехала отдыхать, и прервала связь. Он успокоился. Почему она не сказала? Все просто – у него же был сломан мобильный. Она явно хотела. Он заставлял себя верить в это.
Прошла неделя, две, а мобильный все вещал о ее недоступности. Но вот еще через неделю, трубку ее домашнего взял незнакомый мужчина. Брал каждый раз, как он звонил, и каждый раз раздраженно пояснял, что она здесь не живет. Она действительно не появлялась около своего дома, ее подруга тоже была недоступна и отказалась что-либо объяснять.
А он впал в отчаяние. Он не мог вечерами уснуть, все время о ней думал, искал ее зеленые глаза на лицах прохожих. Искал и не мог найти. Он не мог понять, что случилось. С ней. С ним. Как так произошло, когда такое случилось, в какой момент они поменялись местами?
Он задыхался без нее, она мерещилась ему повсюду. Но ее нигде не было. Она исчезла из его жизни, даже не улыбнувшись на прощание. А он так и не смог ее забыть. По ночам ему снилось, что он ее находит. Но каждый раз, просыпаясь, он содрогался от спазмов в сердце.
А через десять лет он увидел ее. Случайно. Он уже потерял надежду ее отыскать, когда вдруг узнал ее в толпе прилетевших.
Он сидел в аэропорту и ждал своего брата, который должен был прилететь пол часа назад, но самолет задержали где-то на границе. Это был другой самолет, не рейс его брата. Просто еще один рейс с кучей незнакомых людей, до которых ему не было никакого дела.
И вдруг он увидел ее. Она почти не изменилась. У нее были все такие же длинные красивые каштановые волосы, завивающиеся на концах. Та же красивая кожа. Те же добрые зеленые глаза. Вот только в ее движениях сквозила женственная грациозность, которой не было тогда. Она выглядела, как женщина с обложки какого-то английского журнала. Она притягивала взгляды. А как она улыбалась…
Он впервые в жизни засмотрелся на нее. А когда он уже было хотел встать, то увидел их.
Немного в стороне от толпы стоял и улыбался красивый мужчина. Рядом с ним стоял такой же красивый мальчик, он счастливо махал ей. А маленькая девочка с каштановыми волосами уже бежала к ней, смешно протягивая крохотные ручки и улыбаясь. Она подхватила свою маленькую копию на руки и подошла к мужу и сыну.
Внутри что-то сломалось. Эту ошибку он себе так и не смог простить.
Он никогда не боялся ее потерять. И потерял. А тот, от которого у нее были дети, наверное, боялся. И вот она с ним.
Он отвернулся. Он не мог смотреть.
Он больше никогда в жизни ее не видел…

7 августа 2010

P.S. [я так устала их ему посвящать…
Не буду. Это все равно не про нас. На сто процентов про нас здесь только эпиграф]

@темы: Отрывки жизней, Дела давно минувших дней, Проза, Старое

17:01 

В день рождения

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
"Но в сердце мы надежду затаим,
что тот, кого мы любим безвозвратно,
напишет вдруг письмо, и вместе с ним
вернёт мечту с надеждою обратно".
(с) Осенний Лис.


- Давайте быстрее!
- Прячемся! Она уже в подъезде!

Компания из 12 человек спряталась в разных комнатах, когда она начала открывать дверь ключом. Она никак не могла попасть в замочную скважину, потому что у нее дрожали руки. Наконец-то она смогла открыть дверь, та жалобно скрипнула, впуская хозяйку в прихожую. Девушка закрыла дверь и повесила ветровку в шкаф. В квартире стояла привычная тишина.

- Поздравляем!!! С восемнадцатилетием!!

Раздались веселые выкрики друзей, а затем и сами они, радостно крича, высыпали в коридор. У них на головах были смешные колпачки, а в руках флажки. Они махали ими и кидали конфетти. Все это продолжалось ровно пол минуты, пока ее лучшая подруга не выронила флаг и не сделала шаг вперед. Тогда все замолчали и, наконец-то, более внимательно посмотрели на именинницу.
Она стояла и смотрела на своих друзей красными потухшими глазами и не понимала, чему они так рады сейчас. Оно не помнила ни про свой самый долгожданный день рождения, ни про то, что его нужно праздновать. Вообще в последнее время это число стойко ассоциировалось у нее только с одним событием – днем его отъезда. И вот сейчас, глядя на своих друзей, она вовсе не видела ни одного из них. Перед ее глазами уже час стоял кадр: поезд, увозивший его за тысячи километров на шесть лет.
Ее лучшая подруга подошла к ней и обняла. Наверное, только в этот момент ей стало легче дышать. Она неуверенно улыбнулась. Просто за последнюю неделю она каждый вечер представляла его отъезд, каждую ночь переживала его в своих снах, каждый день плакала. Наверное, только поэтому сейчас было не так больно, не так страшно. А может, осознание еще не пришло, даруя ей еще один день.
Она посмотрела на своих застывших в коридоре друзей и засмеялась, немного хрипло и фальшиво, но хоть как-то.

- Спасибо вам! И что вы застыли, давайте веселиться!

Праздник был в самом разгаре, когда ее лучшая подруга заметила, что ее уже давно нет с ними. Она нашла ее на подоконнике, завешенном плотными шторами, скрывающими ее от посторонних глаз. Она сидела, уткнувшись лицом в колени, а рядом стоял так и не тронутый бокал шампанского. Подруга села на подоконник напротив нее. Та подняла голову, показывая, что она тут явно не веселится и не спит уже пьяная. Глаза были красные, а лицо блестело от слез.

- Я не знаю, как я справлюсь, Лил… Справлюсь ли вообще…
- Справишься. Скоро легче станет.
- А потом он приедет в гости, поманит… и все повториться вновь.
- Повториться, если захочешь сама.
- Захочу, Лил, точно захочу. Но боюсь, а вдруг не поманит?

Они замолчали, потому что в комнате на мгновение замолчала музыка. Просто кончилась песня, но не громкие разговоры доказывали, что праздник продолжается и без их участия.

- Говорят, если человек тебе снится, то он о тебе думает. Знаешь, Лили, Он мне никогда не снился. Делай выводы…
- Все это бред. Сны никак не связаны с реальной жизнью, они лишь плод твоего подсознания.
- Если бы дело было только в моем подсознании, то он бы снился мне все время. А так я почти уверена, что это правда. Я об этом не думала и не говорила только потому, что знала: он очень скоро исчезнет из моей жизни, поэтому нужно думать только о хорошем, наслаждаться этим счастьем напрокат, улыбаться и целовать его не смотря ни на что. Но теперь, когда он уехал, я могу себе в этом признаться. Мне кажется, что я специально не давала себе об этом думать, чтобы теперь думать об этом все время, в надежде, что так будет легче его отпустить. Ведь если человек тебя никогда не любил, его проще выбросить из сердца, чем того, с которым вы были просто идеально созданы друг для друга.

Было время задувать свечи. Друзья потушили свет и внесли торт. Ровно восемнадцать огоньков светили в полутьме под смешную детскую песенку, которую она едва слышала. Она подошла и улыбнулась, загадав самое заветное желание. Она набрала в грудь побольше воздуха, чтобы хватило на каждую свечу. Но в тот момент, когда она начала тушить свечи, ее кошка уронила стоящую на столике вазу и та со звоном разбилась, отвлекая всех от торта.
Если в одно дыхание не потушить все свечи, то желание никогда не исполнится.
На ее именинном торте горела одна свеча.

1 июля 2010

P.S. Посвящается Д.Ч.

@темы: Отрывки жизней, Дела давно минувших дней, Проза, Старое

16:55 

Время прошло мимо

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©

Я ошиблась. Не отпустило.
Время не лечит. Оно идет мимо…



Она шла по мокрым улицам родного, знакомого с детства города и не узнавала их. Серые незнакомые дома обступали дорогу, такую же серую, как и они сами, как и это летнее небо. На встречу ей шли люди с серыми зонтиками и угрюмыми лицами. По дороге, разбрызгивая лужи, ехали грязные, некогда цветные машины. Единственными мало-мальски яркими пятнами были зеленые деревья и большая вывеска «Железнодорожный вокзал». Где-то за этой вывеской гремели поезда, увозившие людей в другую жизнь.
Она остановилась около ворот под вывеской и подняла грустные глаза на здание. Она не знала, зачем пришла сюда, не знала, зачем стоит сейчас здесь и мокнет под дождем. Но уйти почему-то не могла. Часы на воротах показывали без десяти час.

« - Ты завтра уезжаешь?
- Да.
- Ну, удачи тогда. »

Холодные крупные капли, минуя капюшон, соскальзывали с ее челки и падали на лицо. Они скользили по щекам, подобно холодным слезам, которые так и не покинули ее глаз. Ей не хотелось плакать. Не из-за чего было. Но и приходить сюда она не собиралась.
Она снова посмотрела на часы. 12:55

« - А во сколько поезд?
- В час. Хочешь прийти попрощаться?
- Нет. »

Вокруг ходили какие-то люди с чемоданами. Кто-то только что приехал, кто-то только уезжал. Одна она стояла на пороге вокзала, точно зная, что не войдет внутрь, не пройдет через толпы атриума и не выйдет на перрон, где уже готовится уезжать его поезд. Наверное, там сейчас его родители и друзья, может быть кто-нибудь еще. Наверное, его мама сейчас стоит и плачет, а он обнимает ее и смеется, и говорит, что будет приезжать в гости. А его папа просто молчит и прижимает к себе его маленького брата. Но мама все равно плачет, потому что ее старший сын уезжает от нее навсегда.
Часы пробили полдень, и она вздрогнула. Где-то за вокзалом раздался гудок того самого поезда. Вот и все. Она развернулась и медленно пошла назад. Шел дождь.

Она вошла в прихожую своего дома и, прислонившись к стене, посмотрела в большое зеркало у порога. Из немой пустоты зеркал на нее смотрела девушка с темными мокрыми волосами и пустым взглядом серых глаз. Она опустилась на пол и, обняв колени, положила на них голову. Немой крик сдавил горло, и ей казалось, словно она падает в пустоту.
Она думала, что все прошло, что все те чувства, которые вызывала у нее его улыбка, где-то там, в прошлом, там же, где и все, что их связывало. Она думала, что время лечит. Думала, что ей уже давно все равно. Но теперь, когда слезы уже катятся у нее по щекам, а поезд уже увозит его навсегда, она так отчетливо понимает, как сильно она ошибалась. Вот только теперь она уже никогда не сможет даже просто смотреть в его глаза. Теперь все кончено по-настоящему. Но как справиться с этой болью, сдавливающей ее сердце, она не знала. Поможет ли время? Вот только оно ведь не лечит. Оно идет мимо…

22 июня 2010

@темы: Очерки, Отрывки жизней, Дела давно минувших дней, Проза, Старое

07:42 

Молчание

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Слова бесполезны – важно без слов. (с) Julber


Они никогда не общались. Кроме имен, ничего друг о друге не знали. Они учились в одной школе, но у них никогда не было общих уроков, спецкурсов или отработок. У них не было общих друзей или знакомых, не было общих увлечений. Они никогда не пересекались в коридорах или на улицах своего города.
Но каждый день после уроков они вдвоем сидели в пустом классе и молчали.
И им казалось, что эта тишина, в которой растворялись звуки окружающего мира и теплый ветерок, самое важное, в чем они похожи. Они не говорили ни слова, но в этой тишине было больше смысла, чем в любом предложении. Они с каждым днем узнавали друг друга через невесомые соприкосновения душ, через мерные удары сердец, через лучистость глаз.
Они сами толком не могли понять, почему сидят в полной тишине, почему не интересуются жизнью друг друга, почему не хотят стать еще ближе. Просто все это было настолько мало значимо по сравнению с той всепоглощающей волшебной тишиной, которая сближала их гораздо сильнее, хоть и менее понятно для остальных.
Но однажды, спустя три месяца тишины, он захотел узнать о ней побольше, узнать ее до конца. Ему вдруг захотелось услышать ее голос, смех. Ему казалось, что это будет высшая степень единения их душ.
Но он ошибся. Стоило ему произнести хоть слово, как волшебство их странных встреч разрушилось. Оно вдруг, на мгновение, стало еще более ощутимым, чем всегда, но лишь для того, чтобы было видно, как звук разорвал эти странные нити молчания. Тишина вдруг стала давящей, удушливой.
А они смотрели друг на друга, словно после долгого сна, и пытались понять, что заставляло их приходить сюда на протяжении трех месяцев каждый день. Пытались и не могли.
Они никогда не общались. Кроме имен, ничего друг о друге не знали. Они учились в одной школе, но у них никогда не было общих уроков, спецкурсов или отработок. У них не было общих друзей или знакомых, не было общих увлечений. Они никогда не пересекались в коридорах или на улицах своего города.
В этом классе сидело два абсолютно чужих друг другу человека.

10 июня 2010


@темы: Старое, Проза, Очерки, Отрывки жизней, Выдумки

07:33 

Они стоят друг друга

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
- Мне все это надоело!
- Ну да, надо расстаться. Но давай не будем? (с)


Их звали Элла и Джек.
Они встречались уже два года и в своем родном колледж считались самой красивой парой, а их отношения почти идеальными. Хотя, конечно же, они иногда ссорились. Эти ссоры разгорались, казалось, на пустом месте и были очень жаркими, бурными. Они внезапно начинались, а потом так же быстро и стремительно наступало перемирие. И эти трепетные взгляды и такие нежные прикосновения вызывали у окружающих смущенную, но все же радостную улыбку. Так приятно было понимать, что такое высокое и прекрасное чувство цветет неподалеку. Смотреть на них хотелось все время, эта пара доставляла какое-то эстетическое удовольствие, как если ты смотришь на действительно прекрасную картину талантливого художника.
Они подходили друг другу даже внешне. Джек был очень высоким блондином с красивыми голубыми глазами, а Элла же напротив была невысокого роста с каштановыми волосами и светло-зелеными глазами – казалось бы, противоположности, но знали бы вы, как гармонично они смотрятся. Именно так должны выглядеть влюбленные парочки: он сильный и мужественный, она нежная и хрупкая.
Но самое главное они подходили друг другу внутренне, так сказать, духовно.
Они стоили друг друга.

***

Элла и Джек шли по дорожке от колледжа, держась за руки. Он нес ее тяжелую сумку, а она самозабвенно рассказывала ему про новое мамино платье. Они остановились. Здесь дорожка расходилась в разные стороны.
- Ты сейчас в больницу? – Джек посмотрел на Эллу с какой-то тоской.
Она кивнула, забирая у него свою сумку.
- А ты на работу?
Он тоже кивнул. Она не спешила уходить, и он тоже стоял.
- Ты позвонишь мне сегодня?
- Конечно, как всегда! А может, ты сегодня вечером зайдешь? Мама звала тебя на чай.
- Может быть… - Джек улыбнулся.
- Я люблю тебя! – Элла поцеловала его на прощанье и поспешила по тропинке.
- И я тебя! – крикнул Джек ей вслед и медленно пошел в сторону остановки.

***

Элла шла по пристани под руку с невысоким брюнетом, который нес ее сумку. Он был красив, но какой-то обыкновенной красотой. Она счастливо улыбалась, слушая его интересный рассказ о каком-то фильме.
- … Джек думает, что ты в больнице? – неожиданно спросил он.
- Да, - Элла улыбнулась.
-Эл, ты считаешь это нормальным?
- Что? – и ее удивление выглядело таким искренним, что он опешил.
- Ничего… Эл, ты меня любишь?
- Люблю, конечно! – казалось, она возмущена, что такой вопрос вообще родился в его голове.
- Тогда почему ты не расстанешься с Джеком?! Пора бы уже определиться…
Элла остановилась и посмотрела ему в глаза.
- Ты хочешь потерять меня? Пойми, ты можешь уйти, я тебя не держу…
- Но почему, Эл?
- Его я тоже люблю. Не заставляй меня рвать сердце на части…
Он вздохнул, обнял ее за плечи, и они пошли дальше.

***

Джек стоял на крыше высокого дома, обнимая прильнувшую к нему блондинку. Она была красива, словно сошедшая с обложки модного журнала, но теперь таких было много.
Она положила голову ему на грудь и, просто зажмурившись, слушала, как стучит его сердце.
- Ты сказал Элле, что пошел на работу?
- Да.
Девушка подняла голову и посмотрела ему в глаза.
- Что ты собираешься делать с вашими отношениями?
- Не знаю… - Он посмотрел на небо. – Я еще не разобрался в себе…
Она грустно улыбнулась и коснулась его губ в мимолетном поцелуе.
- Я не буду тебя торопить…
Он тоже улыбнулся.

***

На город спустился вечер, когда в дверь Эллы постучали.
- Джек! Входи. Я так рада тебя видеть! – Элла обхватила ручками талию только что вошедшего Джека.
- Прости, я задержался… - Джек улыбаясь провел кончиками пальцев по ее щеке.
Она помотала головой, давая понять, что не сердится.
- Я тебя люблю, - прошептал Джек.
- А я тебя.
Они искренне улыбнулись друг другу, зная, что никогда не расстанутся.

13 мая 2010

P.S. Посвящается А.К. и Д.Ч. Вы друг друга стоите.

@темы: Дела давно минувших дней, Отрывки жизней, Проза, Старое

19:25 

Он был не достоин

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
- Это все, на что ты способна?
- Нет. Это все, чего ты достоин.(с)


Он был чужой.
Но она все равно влюбилась в него, все равно заучила его номер и каждое утро звонила ему, чтобы пожелать ему отличного дня. Она все равно старалась понять его странные увлечения, полюбить его непонятные разговоры, и забыть все, чем жила до него. Она изо всех сил старалась не надоесть ему, не переутомить его своими «люблю». Старалась не плакать при нем, когда он словами был словно ножом. Она верила, что он не чужой.
Он был несерьезен.
А она все равно верила каждому его «И я тебя». Все равно строила планы свадьбы. Все равно мечтала, что у их детей будут его глаза и его улыбка. Когда он не отвечал на ее звонки, потому что пил с друзьями и спал с очередной «девушкой на одну ночь», она все равно ждала и переживала, молилась, чтобы с ним ничего не случилось и шептала ему, что очень скучала, когда он на следующий день звонил и говорил, что телефон забыл у друга/родителей/на работе.
Он был отвратителен.
Но она все равно прощала ему все его издевательства, насмешки и обидные слова, когда он был пьян. Она верила, что он не понимает, что говорит, укладывала его спать, а на утро с нежностью отпаивала его чаем и аспирином. И не обращала внимания на отсутствие извинений с его стороны, потому что думала, что он ничего не помнит.
Он был жесток.
А она все равно проглатывала обиды и молча уходила, когда он при ней начинал заигрывать с другими. Молча слушала женский смех, когда он звонил ей посреди ночи и требовал забрать его немедленно. Молча забирала его и привозила домой. А потом бесшумно плакала в подушку, слушая его спокойное сонное дыхание. И утром готовила ему завтрак, зная, что он все равно не спросит почему у нее красные опухшие глаза и голос дрожит.
А он был глуп.
Потому что однажды она перестала отвечать на его звонки, а он все продолжал звонить ей и писать ей, что если она ему сейчас же не позвонит, то больше никогда его не увидит. Потому что однажды он пришел домой и, не увидев ужина, сказал себе что обязательно закатит ей скандал. Но она исчезла из его жизни навсегда.
А он был жалок.
Когда каждую ночь замерзал из-за того, что ее нет рядом.
Когда каждое утро шел на работу голодный из-за того, что ее нет рядом.
Когда каждые выходные шел по ночным улицам один из-за того, что ее нет рядом.
Когда каждую пятницу напивался и шептал в пустоту «Вернись, умоляю…» из-за того, что ее нет рядом.
Он был ничтожен.
Потому что, когда он на улице встретил ее красивую и счастливую с другим и пренебрежительно прошипел ей вслед «Сука…», вернулся домой с разбитым носом. А в ее душе ничего не екнуло от его вида.
Она стала сильной. Она справилась. Теперь она счастлива.

10 мая 2010

P.S. Посвящается Н.Г.

@темы: Проза, Очерки, Отрывки жизней, Старое

19:07 

В моей памяти

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Помню юность нашу шальную.
Воздух мятой пропах.
И улыбку, я помню, родную,
На твоих озорных губах.

Помню, в ситцевом платье стояла
Между яблони тонких ветвей,
И украдкой взгляды роняла
На тебя и твоих друзей.

Помню, ты был самый красивый,
Говорил, что любишь меня.
А мне страшно было счастливой
Быть с тобою иль без тебя.

И так правильно было не верить
И твоих бояться касаний,
Когда ты у парадной двери
Умолял о ночных свиданьях.

И хотелось быть очень скромной,
Чтобы личико чуть краснело,
Когда радом идя со школы
Я б тебя не случайно задела.

Но ни кто не спросил нас об этом,
Начиная войну и страдания,
Страхи детские канули в лету,
Перед нашим с тобой расставанием.

Я не помню те дни последние,
Много плакала и молилась,
Когда кончилось время летнее,
Я в тебя лишь сильнее влюбилась.

И в последнее наше свидание
Под холодной полной луною,
Я дала тебе обещание,
Что дождусь я тебя живою.

А потом на шумном перроне
Вся жизнь на два разделилась,
Когда словно чужие, сторонние
Мы от страха и боли томились.

А потом прогудел твой поезд
И я плача, к тебе прижалась.
Я пыталась тебе улыбаться,
Но губы мои дрожали.

Ты меня целовал на прощание
И клялся ко мне вернуться.
А я Богу дала обещание,
Однажды с тобой проснуться.

А потом были письма, письма,
И с вестями стучались в дверцу,
Последний конверт упал в листья,
Умирающие, как сердце.

Я не помню, кончались ли битвы,
После скромных твоих похорон.
Не спасли нас с тобой молитвы –
Бог не в нас, да и мы не в нем.

И теперь между нами вечность.
Замирают дни злыми снами.
Обещания нашей встречи,
В лету канули вслед за нами.


@темы: Выдумки, Отрывки жизней, Стихи

18:51 

И ты опять набираешь номер…

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
И жизнь, которую привыкла делить на два
И которую больше не с кем теперь делить
(с) Марта Яковлева




Темно.
На стене тикают часы – напоминание, что время не остановилось.
За окном завывает холодный ветер.
А ты лежишь на спине и смотришь в темную пустоту своего сердца.
Он был для тебя всем. Целым миром, запертым в твоем сердце. Но он ушел, и теперь там ничего нет. Лишь засасывающая пустота. Как ее заполнить?
Ты не можешь. Ты даже дышать теперь не можешь. Болит в том месте, где должно быть сердце.
Пелена слез застилает глаза, а в горле застрял крик. И ты вслепую, на автомате, набираешь его номер. А там бесконечно долгие гудки и безразличный автоответчик: «Привет. Это Рэм. Но меня сейчас нет дома. Так что оставьте свое сообщение, а я вам обязательно перезвоню. БИИИП…»
Но ты словно и не слышишь ничего. Нажимаешь сброс и снова погружаешься в свою разрушительную пустоту.
А потом все заново. Через пару минут, или часов, или маленькую вечность ты снова набираешь номер.
Пиииип… пиииип…
«Привет. Это Рэм. Но меня сейчас нет дома. Так что оставьте свое сообщение, а я вам обязательно перезвоню. БИИИП…»
Сброс. И все по кругу. Без остановки.
Часы на стене пробили девять.
Но тебе все равно. Ты все так же лежишь на спине и смотришь в свое прошлое.
Сколько ты уже так пролежала? День? Неделю? Или может год?
Какая разница… Время тоже стало пустым.
Дзынь…
Звонок разорвал привычную тишину. Но ты даже не пошевелилась. Это не он.
А телефон, другой, в коридоре, продолжает оглушительно звать.
«Здравствуйте, это Лия. Но меня сейчас нет дома. Обещаю, что перезвоню вам позже. Пока».
БИИИП
«Лия, детка! Как ты? Я слышала ты не была на похоронах Рэма… Не бойся, его мама все понимает и не обижается. Позвони, как придешь в себя».
Пип-пип-пип-пип…
Тишина.
Слезы по щекам.
И ты опять набираешь номер…

02 декабря 2009


@темы: Проза, Отрывки жизней, Выдумки, Старое

18:44 

Жизнь перевернулась

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Люди принимали решения.
А еще они надеялись.
Это единственное, что им оставалось.
Люди верили в завтра, ненавидели завтра, боялись его.
Завтра покажет, что станет с их надеждами. (с) Леди Фиона


Бывает жизнь идет себе, идет. А потом раз и делает петлю, переворачивая все с ног на голову. И вроде кажется, ты ни в чем не виновата, а цепочка событий выкладывается черными картами. А начиналось все так хорошо.

Десять. Она была милым ребенком. Ласковым и послушным. До темна возвращалась домой, учила стихи и шла на золотую медаль. Нравилась всем и не имела врагов, и мечты золотыми строчками доверяла дневнику. Впереди вся жизнь.
Двадцать. Девушка, каких много, с грустью в глазах и заляпанной болью жизнью, из не самой благополучной семьи. Отец давно погиб, а мать спилась. Да и она попала в плохую кампанию: начала пить и курить. Школа закончена с тройками, а сердце раздавлено первой любовью. И за плечами первое убийство. Убийство еще не рожденного ребенка. Она так хорошо начала свой путь, но упала. Остался один только друг, самый милый и самый родной. И слабые перспективы впереди.
Тридцать. Женщина с прошлым, без будущего. Мать давно вместе с отцом. В глазах пустота. Любимый друг стал мужем. Стал зверем. Беспросветное существование и фиолетовые узоры по телу. По венам алкоголь и первый ребенок. Умер в утробе. И нет будущего.
Сорок. Жизнь катится вниз. Безысходность и отчаяние. Муж погиб в аварии. Снова замуж. Сказали бесплодна. Генетический тупик. Второй муж ушел. Развод. Бросила пить и курить. Только поздно. Жизнь уже сломана, и ничего не вернуть.
Пятьдесят. Ничего впереди. Ничего позади. И здесь тоже ничего. И высотой поманило окно.

А было будущее…

8 января 2010


@темы: Старое, Проза, Очерки, Отрывки жизней, Выдумки

21:55 

Если любить

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
У таких как Они все обязательно сбудется (с)



Эри любит Лу.
Любит пламенно, пронзительно, взахлеб!
Любит так, что ночью просыпается от необъяснимой нежности.
Любит так, что каждая минута без него кажется безвозвратно упущенной.
Любит так, что ее сердце плавится как карамель от каждой его улыбки.
Любит так, что мечтает о духах с именно его запахом. Чтобы можно было набрызгать ими в квартире каждую мелочь, и когда его нет рядом, прижать к груди пахнущего им медвежонка и продолжать быть счастливой.
И Лу любит Эри.
Любит сдержанно, мягко, волнующе!
Любит так, что потребность в ее прикосновениях равна потребности в кислороде.
Любит так, что слезы на ее щеках отпечатываются кровью на его сердце.
Любит так, что готов каждую секунду целовать ямочки на ее щеках.
Любит так, что она каждую ночь сниться ему в радужных снах, и никакой будильник не в состоянии вырвать его из этого рая. Он проснется, только если она перестанет его обнимать, во сне перевернувшись на другой бок.

У нее всегда холодные пальцы, а у него теплые ладони. И он греет ее руки, переплетая свои теплые пальцы с ее холодными в своем кармане.
Она такая маленькая, и он достает ей книжку с верхней полки, до которой она не может дотянуться, и целует в макушку.
Она обожает его бесформенные свитера, потому что насквозь пропитаны его запахом.
Он ни за что не позволит ей в дождь выйти в магазин, потому что она такая хрупкая и нежная, особенно когда вот так сидит на диване, поджав под себя ноги, в его огромном свитере. Она же растает от поцелуев дождя.
Он сердиться, когда она начинает говорить о диете, потому что не желает, чтобы его счастья стало меньше хоть на грамм.
Когда она засыпает в кресле в его день рождения, он осторожно переносит ее в спальню, боясь лишний раз вздохнуть, только бы не разбудить ее, накрывает теплым одеялом и идет разгонять гостей. Даже если время восемь вечера.
Она плачет, даже если уезжает от него на три дня. Но тихонечко, уже в пути, потому что он расстраивается, когда видит ее слезы. И, чувствуя себя счастливее всех, бросается ему на шею, вернувшись.
Она любит стихи, а он кино. Поэтому они вместе ходят в театр.

Они любят друг друга так, что когда вместе идут по улице, люди зачарованно оборачиваются, а бабушки на лавочках с улыбкой смотрят им в след.
Его мама любит Эри, как дочь, и всегда звонит ей и зовет на чай, и спрашивает, не обижает ли он ее. А Эри смеется и рассказывает, какой он замечательный и как она его любит.
Ее папа всегда зовет Лу на рыбалку. И там они вместе обсуждают, как Эри похожа на мать.
Эри и Лу всегда вместе.
И они так любят друг друга, что уже и не представляют как это, не делить жизнь на два. Он не представляет как это, засыпать в пустой постели. А она не понимает как жить, не думая о том, где он, голоден ли он, не замерз ли.

Если любить… то, как они.

21 февраля 2010


@темы: Проза, Очерки, Отрывки жизней, Выдумки, Старое

19:08 

Идеально

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Знатная фамилия, древний род и беспросветное одиночество.
Как эти вещи идеально сочетаются в жизни.
(с) Леди Фиона


- Милая, ты не уделишь мне секундочку? – улыбнуться своей молодой жене и повернуться к друзьям. – Знакомьтесь, это моя прекрасная жена…
Обнять девушку за плечи и продолжить улыбаться с холодной сдержанностью.
- Друг, ты счастливчик! Она великолепна…
Все с той же улыбкой выслушать комплименты и поздравления с идеальной женой. Изображать счастливого жениха. Играть в идеальную любовь.
Ты уже привык к этому спектаклю масок длиной в твою жизнь.
Ты не мечтаешь о чем-то большем, потому что ты просто не знаешь, как это.
Да и зачем тебе это знать?

- Милая, ты не уделишь мне секундочку? – прохладный голос с напускной теплотой, выглядящий как вопрос, но означающий приказ.
Как будто у тебя есть выбор…
Провести рукой по красивому платью и нацепить вежливую улыбку на красивое лицо. Очередное знакомство с друзьями своего новоиспеченного мужа, на которых тебе абсолютно наплевать. Тебе наплевать и на мужа. И на всю твою жизнь. Да и нет у тебя никакой жизни, лишь бесконечная игра в идеальную любовь.

Молодожены. Ненавидящие друг друга, но рожденные, чтобы быть вдвоем. Вдвоем, но не вместе. На их лицах холодные маски, а в сердцах безразличие. Они никогда не были свободными, а теперь разучились даже мечтать. Привыкшие жить в золотой клетке, сотканной из всевозможных правил, не знающие, что они не умеют летать. Великолепные актеры, но их души давно погибли. Вся их жизнь – это сплошной спектакль идеальной жизни. Они умеют быть идеальными, но не умеют жить. А вся их неземная любовь – сплошной обман.
Идеальная пара. Идеальная жизнь. Идеальная игра в любовь. На самом деле это не так сложно, как вам кажется. Особенно, если ты не умеешь любить…

21 октября 2008


@темы: Проза, Очерки, Отрывки жизней, Выдумки, Старое

14:56 

Пропасть

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Любовь – это состояние души.
Если душа устроена правильно, можно даже ванную чистить с любовью,
если с душой что-то не так, даже прогулки по залитому лунным светом пляжу можно превратить в боевые действия. (с)


- Нет! Не отпускай меня… пожалуйста!
Он посмотрел в ее, полные ужаса глаза, и напряженно прикусил губу. Он чувствовал, как ее холодные пальцы медленно выскальзывают из его руки, но не поднимал ее. Он не отдавал себе отчета, что любуется ею. Пропасть. Под ней лежала бесконечная пропасть. Смерть за ее плечами. Но он не видел ее. Он видел лишь наполненные страхом глаза любимой девушки, которая так отчаянно в нем нуждалась.
Он любил ее. Любил так сильно, как не любил никого другого. Он мог часами любоваться ее легкой походкой и грациозным поворотом головы. Мог всю ночь лежать в кровати и смотреть в потолок, мечтая о ее губах…
Только вот она его никогда не поцелует. Она была доброй и отзывчивой, но старалась не замечать его чувства. В конце концов, она так устала от его обременительной любви, что стала для него равнодушной. Всегда, но не тогда, когда ему нужна была настоящая помощь. Она помогала и уходила не оборачиваясь. Никогда не оборачиваясь.
А сейчас она нуждалась в нем… И он был счастлив. Почти…
Он еще крепче сжал ее руку и потянул вверх. Из пропасти. Но…
- Ты любишь меня..?
Он замер, повинуясь минутному порыву. Но она молчала, глядя ему в глаза с каким-то мягким упреком. Она не привыкла врать…
- Скажи, что любишь меня! Скажи, что мы будем вместе!
Он сорвался. Он никогда не давил на нее, но сейчас сорвался. Потеря самоконтроля и боль, заволакивающая разум. Как же больно… ему… и ей.
- Скажи! Или я отпущу тебя!
Отчаяние. Он слегка ослабил хватку, но руку не выпустил. Предупреждение?
Она испуганно посмотрела вниз и сглотнула. Но вновь посмотрела ему в глаза. Решимость. Страх и решимость. Она никогда не врет.
- Тогда отпускай…

29 ноября 2008

@темы: Выдумки, Отрывки жизней, Очерки, Проза, Старое

20:31 

Обещай

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©


- Полночь. Западный сквер. Приходи один, иначе мы убьем ЕЕ.
- Откуда мне знать, что вы не убьете ее потом? – насмешка.
- Она нас не интересует, и ты это прекрасно знаешь. Но если что, мы доберемся до тебя через нее.
- Я понял.
- До встречи.

***

- Прошу тебя, не ходи… - заглянуть ему в глаза, чувствуя, как в душе поднимается беспокойство.
- Я должен, - заметить его усталую улыбку и попытаться улыбнуться в ответ. – Прости, что пропускаю наш семейный вечер… но я, правда, должен.
- Не ходи, пожалуйста! У меня плохое предчувствие… - прижаться ухом к его груди и услышать гулкое биение сердца.
А он опять улыбнулся. Улыбка. Но в ней не было чего-то очень важного. Только вот чего…
- Прости…
Осознание. Осознание и страх. В его улыбке было так много: и любовь, и боль, и просьба о прощении, и смирение, и готовность. Но не было в ней того, что было важнее для тебя именно сейчас. Не было надежды. Только какая-то тихая обреченность…
- Пообещай… пообещай, что вернешься… - понять, что еще немного и страх заполонит твое сердце.
Увидеть, как он отвел взгляд и почувствовать, что самообладание уходит так же стремительно, как наполняются слезами твои глаза.
- Пообещай… - произнести одними губами, так что не только тебе, но и ему стало страшно.
- Пообещай!
- …
- Обещай!
И если он сейчас не скажет тебе, что вернется, то ты просто никуда его не отпустишь. Просто пойдешь с ним, и плевать на твою жизнь.
- Обещаю…Все будет хорошо
Улыбка. Он улыбнулся тебе. Успокаивающе. И ты поверила. Поверила, потому что он очень редко тебе врал. Почти никогда… Но почему тогда так сжимается сердце, слушая его приглушенные шаги за дверью? Все будет… хорошо ли?
Прошел час. И еще один. Но, кажется, что прошла целая вечность. Вечность, наполненная липким страхом. Но странно, что ты еще не заплакала. Ни обронила, ни слезинки. Просто сидела и смотрела на дорогу.
Ты задремала, подперев голову рукой. И твой сон полон странных беспорядочных видений. Какие-то люди. И почему-то смеющийся брат. И он. И дуло пистолета направленное точно ему в грудь. Но он не видит его. Спокойно говорит с тем, чьи светлые волосы такие привычные и родные. А ты кричишь ему. Пытаешься предостеречь. Но он не слышит. И только смех блондина с красивым лицом. И выстрел.
Вздрогнуть и резко открыть глаза. Темную спальню освещает только свет полной луны, что так беспардонно заглядывает в окно. А в ее лунном свете блестят осколки хрустального сердца, которое выскользнуло у тебя из рук. Он подарил тебе его на юбилей. На этом сердце было выложено золотыми буквами: «Мы - на век вместе». Было…
А в ушах до сих пор звенит хрусталь. Но так звенят осколки твоего собственного сердца, которое разбилось в тот момент, когда в большом сквере раздался оглушительный выстрел.
А теперь на месте твоего сердца зияет кровавая рана. Почти такая же, как и у твоего любимого. Рана от свинцовой пули.
Упасть на колени и закричать, разрывая злую тишину, ставшего на веки пустым, дома.
- Ты же обещал мне!!
Прижать ладони к лицу, позволяя жгучим соленым каплям затопить твой разум.
- Вернись! Ты обещал! Обещал мне…
Вот и все. Конец жизни. Вот так нелепо погибли в ночи три сердца. С хрустальным звоном под оглушительный выстрел и чей-то злой смех.
- Обещал…

***

- Прошу тебя, не ходи… - встретиться с ее беспокойным взглядом и с трудом не изменить выражение лица. Все хорошо, она не должна ничего знать.
- Я должен, - устало улыбнуться, с благодарностью глядя в ее чистые глаза. Любимые глаза. – Прости, что пропускаю наш семейный вечер… но я, правда, должен.
- Не ходи, пожалуйста! У меня плохое предчувствие… - замереть от неожиданности, когда она мягко прижмется к твоей груди. Главное не выдать своего волнения.
И улыбнуться. Улыбнуться ей в последний раз. Как же больно… Но пока ты жив, она в смертельной опасности, и ты не можешь ею рисковать.
- Прости…
Увидеть как в ее глазах промелькнул неподдельный страх и почувствовать как напрягается каждая клеточка твоего тела. Улыбка не получилась такой, какой нужно было. И она заметила… Ничего удивительного. Вы слишком долго были вместе и знаете друг друга лучше, чем кто-либо. И ты даже знаешь, что будет дальше…
- Пообещай… пообещай, что вернешься…
Не выдержать. Не выдержать этот пронзительный взгляд любимых глаз. Отвернуться, скрывая дрожь и обреченность.
- Пообещай… - Не услышать. Скорее почувствовать вибрацию воздуха. Резко обернуться. Лучше бы она закричала. Лучше бы обвиняла и упрекала, чем так. Только вот она знает, что ты не виноват. - Пообещай!
- …
- Обещай!
Она сорвалась. И это дало тебе сил. Сил на ложь. Ты очень редко ей врал. И сейчас именно такой случай. Улыбка. Успокаивающая. Искренняя, но… Улыбка. И скрещенные за спиной пальцы. Ложь. Ты тихо хлопнешь дверью, не позволяя себе поцеловать ее на прощание. Лучше не надо. Так будет больнее…
Остановиться по середине сквера. Полночь. Гулкие шаги в темноте. Светлые волосы и такие знакомые черты. Красивого молодого юношу осветил неяркий свет фонаря.
- Ты!?
Поперхнуться словами от неверия. Этого не может быть. Это не может быть он.
- А что тебя так удивляет?
Усмешка. Этот зеленоглазый дьявол смеется над тобой. Да, ты ему никогда не нравился. Но в чем дело?
- Зачем тебе это? Я не думал, что ты в этом замешан…
- Хм, как бы тебе объяснить… - опять усмешка на красивом лице блондина. – У нас с ними сошлись цели. Ты мешаешь и им и мне. Только вот ты им мешаешь из-за своего глупого стремления к справедливости, а мне просто нужна ОНА.
- Кто?
В твоих глазах мелькнет непонимание. Но оно сменится страшной догадкой. Ты помотаешь головой, не желая признать. Этого не может быть.
- Господи… Она же твоя сестра!
- Мы не кровные родственники. Она не знает, я сам недавно узнал. А это значит, что мы с ней можем быть вместе. Я любил ее слишком долго. Слишком долго ты стоял у меня на пути. Теперь настало время действовать. Видишь как все просто. Странно, не думал, что так легко можно изливать душу человеку, которого ненавидишь. Хотя ты все равно уже труп. – Снова эта ядовитая усмешка.
- Ты никогда не сможешь быть с ней… - просто сказать, зная, что тебе осталось лишь пару минут.
«Прости милая… Но я больше не смогу быть с тобой… Прости»
- Прощай.
Блондин улыбнулся и нелепо помахал рукой. Именно в этот момент раздался оглушительный выстрел. Звук бьющегося хрусталя в ушах. И ее ласковая улыбка перед глазами.
«Прости…»

***

Оглушительный стук в дверь способен вырвать из самой глубокой задумчивости, но только не из комы сердца. Разломанного на куски сердца. Но не так то сложно отгородиться от настойчивого стука в дверь. Ты знаешь, что это не он…
Встать и пройти к двери. Даже не спросив, кто это, открыть ее. Какая разница. Даже если это убийцы. Это уже не имеет значения.
- Малыш… я только что узнал. Я сожалею.
Малыш… от этого слова по твоей израненной душе разлилось родное тепло. Только он так тебя называл. Брат. Любимый брат. Он называл тебя так с тех пор, как шесть лет назад поцеловал тебя под дождем. Вы не знали, почему вас влекло друг к другу. Это неправильно. Запретная любовь. Вам не суждено было быть вместе. И ты запрятала это болезненное чувство в самый далекий уголок своей души. А потом ты полюбила другого. Но брат все равно был рядом. И подбадривал, тихо произнося такое родное «малыш…».
Ты просто обняла его, прижимаясь к его теплой груди и понимая, что если потеряешь и его, то ты просто не вынесешь.
Он мягко прикоснется к твоим волосам и проведет по ним рукой. Успокаивает.
- Я тут кое-что узнал…
Ты поднимешь на него свои заплаканные глаза. Какой еще «подарок» преподнесла тебе судьба?
- Мы с тобой не брат и сестра.
Напряженное молчание.
- Что?
- Мы не кровные родственники. Анализ ДНК показал.
Ты опустишь глаза, понимая, что вслед за сердцем начинает трескаться и твой, привычный с детства, мир.
- И что теперь? – не поднимая глаз. Страшно.
- Ничего. – Почувствовать, как его нежные руки прижимают тебя к своей груди. – Не бойся. Я не брошу тебя. Мы с тобой будем вместе. Навсегда…
- Я люблю тебя, брат…
- Я тоже люблю тебя… малыш…

***
Когда-то мне дали урок
Терпеть до последней строки...
И отпуская курок
Я не опущу руки.
© Алёна Пузырькова


Она стояла, направив дрожащий пистолет точно ему в сердце, а по ее бледным щекам катились прозрачные капли слез. Страх. Как же страшно. Убивать. Убивать брата. Возлюбленного брата…
Трясущиеся пальцы отказываются повиноваться той части ее сознания, которая непереставая твердила: «Убей! Ты поклялась!». Потому что боль другой части сознания вопила в три раза громче. И от этого крика разрывалось сердце, и так испещренное множеством шрамов. Потому что с этим выстрелом она убивала и себя. Страшно и больно…
А он стоял напротив и бесстрашно смотрел в ее глаза. Глаза своей сестры. Девушки, которую он любил больше, чем кого бы то ни было. Любил… и строил свое счастье как умел. Через жизни других. Шагал по крови… И вот оно, возмездие! И он был согласен умереть от ее рук… умереть от любви.
- Я знаю, что заслужил этой смерти. Знаю. И прости меня, за твои страдания… Я готов принять смерть от твоих рук. Только прошу тебя… Если ты меня любишь, а я знаю, что любишь, поцелуй перед тем, как нажмешь на курок…
Она вздрогнула. Слезы продолжали бежать по ее щекам, не желая останавливаться. Холодный пистолет выскользнул из трясущихся рук и упал на бетонный пол.
Она бросилась ему на шею и уткнулась ему в плечо. Он мягко коснулся ее волос, и по его щеке тоже скользнула слеза.
- Не плачь…
Она кивнула и прижалась к его губам. Мгновение услужливо замерло, позволяя им насладиться друг другом в последний раз…
- Пора… - прошептал он в ее приоткрытые губы, убирая светлую челку с лица.
Она снова кивнула и отошла от него на пару шагов. Упавший пистолет снова был направлен ему в сердце. Она больше не плакала, но пистолет все равно подрагивал в ее руках.
- Я люблю тебя… - прошептал он.
- Я тоже тебя люблю… - дрожь.
- Прости меня за все.
- Прощай любимый…
Он улыбнулся ей в тот момент, когда тишину разрушил оглушительный выстрел. Еще секунду он стоял и улыбался ей. На белоснежной рубашке проступило алое пятно, и он упал на пол. Глаза закатились, но на лице еще виден был призрак его улыбки.
Она бросилась к нему и упала на колени, размазывая слезы. Она вцепилась в его окровавленную рубашку и застонала. А по ее сердцу стекали капли алой крови. Его крови.
Она провела окровавленной рукой по его светлым волосам и взяла пистолет. Смерть во имя любви…
Выстрел. И больше никто их не осудит.

04 декабря 2008

@темы: Проза, Отрывки жизней, Выдумки, Старое

20:05 

Он.Она.

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Он. Красивый, но не слишком общительный. Привыкший не только думать, но и действовать по зову сердца. Он слишком тщательно подбирал свое окружение, настолько, чтобы быть абсолютно уверенным в своем тыле. Он, слишком веривший в свою обыкновенность, очень часто становился объектом мечтаний. Загадочный, но слишком замкнутый, он не видел заинтересованности на лицах.

Она. Привлекательная, но очень задумчивая. Она привыкла просчитывать все свои действия на несколько шагов вперед. Рассудительная и хладнокровная, она не отвечала взаимностью даже самым-самым. Она упорно шла вперед к своему будущему, которое она сама спланировала, не желая замечать зачарованных взглядов. Она, слишком привыкшая к своей жизненной концепции, уже давно перестала слышать свое сердце.

Как так получилось, что жизни столь разных людей вдруг пересеклись? Как так получилось, что Он, столь тщательно отбиравший свое окружение, впервые выбрал не того спутника? Как так получилось, что Она, столь привыкшая шагать к своей цели, не смотря ни на что, вдруг услышала бешеный стук своего стеклянного сердца? Как случилось, что ОН, так веривший в чувства, полюбил столь бесчувственного человека? Как случилось, что ОНА, отвергавшая все, что не могла контролировать, вдруг попала в водоворот эмоций?

Насмешка судьбы. Они сами понимали, что слишком разные. Их дороги должны были пересечься. Но лишь для того, чтобы разойтись в противоположные стороны. Всего лишь насмешка проказницы-судьбы. Не более.

- Можно я буду тебя любить?
- А разве я могу запретить?


24 января 2009


@темы: Проза, Отрывки жизней, Выдумки, Старое

Миниатюрный сад иллюзий

главная