Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:54 

Мальвина

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Мальвина сбежала на поиски лучшей жизни,
Сбежала от кукол в мечте покорить Бродвей,
Во снах посылала открытки своей отчизне,
Старалась не думать о тех, кто скучал по ней.

Мальвина бежала в Америку сквозь континенты,
И там, где встречалась, ее будут помнить всегда,
Она оставляла на память атласные синие ленты,
Надеясь по ним, как по крошкам, вернуться туда.

Но все позабыто, Нью-Йорк ослепляет огнями,
Остались те ленты навечно в чужих берегах,
Здесь плыли в Россию в погоне за соболями,
Мальвина сбежала оттуда на всех парусах.

Мальвина мечтала найти свое место в мире,
Ходила в театры, встречала нужных людей,
Ее даже ждали на каждом приличном пире,
Желая послушать с десяток свежих идей.

Она поселилась в сердце квартала театров
И по утрам выходила гулять на Таймс-сквер,
Ночью спешила домой мимо уличных бардов,
Чье отсутствие денег скрывал избыток манер.

Мальвина пела на сцене в свете софитов,
Любила фиалки, к себе приглашала гостей,
Учила соседскую девочку счету и алфавиту,
Порой не могла уснуть от Нью-Йоркских огней.

Мальвина ужасно скучала по Артемону,
Но он не прислал ей ни разу в ответ письма,
Дошли слухи, что ушел он служить ОМОНу,
Или, после ее побега, его поглотил туман.

Остальные же куклы забыли о ней наверно,
Она в Рождество выводила: «С любовью друзьям»,
Лишь только Пьеро ей навеки остался верным,
Но он не решился на вызов себе и морям.

Мальвина о нем никогда даже не вспоминала.
Она по утрам одевалась, вставляла в кудри перо,
Она оставила много, но так и нашла не мало,
Просто Мальвина, увы, не любила Пьеро.


6 января 2011

@темы: Выдумки, Сказочности, Стихи

14:47 

История одной иллюзии

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©


Ведь так бывает: родишься где-то.
Глядишь, ошибся – не та планета. (с)


Мы были счастливы вместе. Более того, мы были самой счастливой парой на всей планете. Во всем этом чертовом мире.
Мы любили друг друга той самой любовью, которую восхваляют в романах на протяжении веков.
Мы жили в своем собственном счастливом мире. В своей утопии. В своем миниатюрном саде иллюзий. Мы жили в месте, которого нет. Мы были счастливы в нем.
Мы были готовы на все друг ради друга в любых, выдуманных нами же ситуациях. Мы сами выдумали свою жизнь и свое счастье.
Но разве это плохо? Кто не хочет быть счастливым? Все хотят.
Но только мы нашли выход.
Мы были безумцами, выдумавшими вопреки всему королевство счастливого абсурда. Мы создатели своей собственной идиллии. Мы отгородились от серой реальности и позволили себе просто быть счастливыми.
Сумасшедшие. Ненормальные. Безумцы. Шизофреники… и счастливые. Это все про нас.
Мы вычеркнули себя из общего мира и стали счастливыми. Наше счастье было вечным. Нескончаемым. Такие как мы не умирают. Потому что мы и так не считаемся живыми. Умрет лишь тело, но нам то что. В нашем мире такие мелочи не важны. Мы останемся здесь навсегда…
Мы так думали. Мы верили в это. Верили до тех пор, пока у нас не отняли веру.
До тех пор, пока какой-то гениальный доктор, с мировым именем по ту сторону нашего сознания, не разбил нашу хрупкую иллюзию счастья. До тех пор, пока нас не выдернули из нашего общего сумасшествия. Нашего Бреда на двоих.
Произошла катастрофа! Наш мир был разрушен. Остались лишь крупицы воспоминаний о былом счастье.
Просто нас вылечили. Нас вновь впихнули в пустую оболочку наших тел и велели жить как все.
У врачей был праздник. Доктору, который нас вылечил, была вручена награда. Потому что наш случай считался неизлечимым. Болезнь на двоих – это впервые. Откуда же им было знать, что мы не желали исцеления.
Мы не хотели возвращаться в этот серый, бесчувственный мир, где люди уже и забыли, что такое чувства.
Они излечили разум и убили души. Они смешали нас с серой массой. Они так горды собой.
А нам противно. Мы никогда не будем им благодарны.
Мы снова стали одними из. Копии. Пустые куклы, выпущенные из одного конвейера.
Мы не могли быть счастливы здесь.
Потому что мы придумали свой мир, свое счастье, свою утопию.
Мы не могли быть вместе.
Потому что мы придумали и свою любовь.
Иллюзия – все, что у нас было. Смерть – все, что нам остается.
Суицид – удел слабых? Возможно.
Только вот мы и не хотели быть сильными. Мы хотели быть счастливыми…


17 апреля 2009

@темы: Они рассказывают истории, Выдумки, Старое, Проза

00:49 

Когда убегают

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Одни люди уходят, потому что не могут по-другому.
А другие - потому, что могут.(с)


Когда девочки убегают, они просто хотят, чтобы их поймали. Знаете, такая игра в догонялки?*
Раньше я всегда ссорилась только с теми людьми, с кем хотела потом помириться. Высказывала им все, что было на душе, и уходила.
Конечно, я хотела быть остановленной. Я хотела, чтобы меня раз за разом догоняли и убеждали в моей нужности и исключительности. Но я так делала только, если мне нужен был этот человек. С ненужными я поступала проще. Просто исчезала, ничего не сказав и ничего не объяснив.
Так было всегда, пока не наступил этот день, пока в моей жизни не появился он.
Сейчас, когда я в приступе слез и боли кричала ему о наболевшем, я впервые хотела просто выплеснуть все, что было в душе. Не в надежде быть услышанной, а чтобы просто стало легче.
Он был нужен мне, конечно же. Но я впервые так четко понимала, что… нет, я впервые просто ничего не понимала. Ни того, что было у него в душе, ни того, что происходило со мной. Естественно я боялась этого.
А еще я так устала, что хотела от него вовсе не понимания, а покоя. Мне нужно было вернуться к прежней жизни.
Поэтому впервые, я убегала (не уходила, а именно убегала) от нужного человека, как от чего-то дьявольски опасного.
Я убегала в надежде, что он не догонит, не захочет догнать.
Я, возможно, убегала и от себя, и от боли, что была во мне. Но в первую очередь я убегала от него…
Я не хотела быть остановленной.
Иногда девочки убегают просто так*

14 августа 2010
P.S. Реплики, придуманные не мной, обозначены звездочками.


@темы: Выдумки, Очерки, Проза, Старое

16:33 

Микрорайон

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©


Микрорайон.
Он не помнит
ни имен,
ни фамилий,
ни отчеств…(с)


Этому микрорайону было больше пятидесяти лет. За все это время он почти не поменялся: те же невысокие дома с микроэтажами и серыми лестницами, те же неуютные детские площадки с облупившейся краской и скрипучими качелями, те же самые обычные улицы, с самыми обычными названиями, с самыми обычными неровными дорогами и лужами на асфальте.
По этому микрорайону каждый день ходило множество самых обычных пешеходов, с их домашними проблемами и хроническим недосыпанием. Каждый день по этим дорогам проезжало не больше двух десятков машин с грязными бамперами и тусклыми фарами.
Микрарайон был скучным и унылым, здесь не вершились судьбы миллионов, не совершались глобальные чудеса исторического значения, не плелась паутина интриг мирового масштаба. Здесь все было мало приметным и незначительным для проходящих мимо. Но каждый день на этом микрорайоне совершались маленькие бытовые чудеса, вершились судьбы обычных людей и плелись маленькие паутинки интриг.
Микрорайон не запоминал маленькие драмы, не помнил ни имен, ни дат. Он просто жил, оставаясь таким, какой он был всегда, со своими микроисториями, микролюбовью и микрожизнью.

25 июля 2010

@темы: Старое, Проза, Очерки, Выдумки

14:56 

Пропасть

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Любовь – это состояние души.
Если душа устроена правильно, можно даже ванную чистить с любовью,
если с душой что-то не так, даже прогулки по залитому лунным светом пляжу можно превратить в боевые действия. (с)


- Нет! Не отпускай меня… пожалуйста!
Он посмотрел в ее, полные ужаса глаза, и напряженно прикусил губу. Он чувствовал, как ее холодные пальцы медленно выскальзывают из его руки, но не поднимал ее. Он не отдавал себе отчета, что любуется ею. Пропасть. Под ней лежала бесконечная пропасть. Смерть за ее плечами. Но он не видел ее. Он видел лишь наполненные страхом глаза любимой девушки, которая так отчаянно в нем нуждалась.
Он любил ее. Любил так сильно, как не любил никого другого. Он мог часами любоваться ее легкой походкой и грациозным поворотом головы. Мог всю ночь лежать в кровати и смотреть в потолок, мечтая о ее губах…
Только вот она его никогда не поцелует. Она была доброй и отзывчивой, но старалась не замечать его чувства. В конце концов, она так устала от его обременительной любви, что стала для него равнодушной. Всегда, но не тогда, когда ему нужна была настоящая помощь. Она помогала и уходила не оборачиваясь. Никогда не оборачиваясь.
А сейчас она нуждалась в нем… И он был счастлив. Почти…
Он еще крепче сжал ее руку и потянул вверх. Из пропасти. Но…
- Ты любишь меня..?
Он замер, повинуясь минутному порыву. Но она молчала, глядя ему в глаза с каким-то мягким упреком. Она не привыкла врать…
- Скажи, что любишь меня! Скажи, что мы будем вместе!
Он сорвался. Он никогда не давил на нее, но сейчас сорвался. Потеря самоконтроля и боль, заволакивающая разум. Как же больно… ему… и ей.
- Скажи! Или я отпущу тебя!
Отчаяние. Он слегка ослабил хватку, но руку не выпустил. Предупреждение?
Она испуганно посмотрела вниз и сглотнула. Но вновь посмотрела ему в глаза. Решимость. Страх и решимость. Она никогда не врет.
- Тогда отпускай…

29 ноября 2008

@темы: Выдумки, Отрывки жизней, Очерки, Проза, Старое

19:27 

Нас не будет

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©


Нас не будет.
Да, когда-нибудь такое случится. Трудно в это поверить, не правда ли?
Настанет день, когда не наши ноги будут месить грязь осенних улиц; когда не наши руки будут открывать зонт в дождливую погоду; когда не наш смех будет эхом отскакивать от стен квартиры; когда не наши глаза будут читать утренние газеты, и не наши пальцы будут делать пометки на полях тетради.
Когда-нибудь нас не станет, и ничего нашего уже не будет!
Мы исчезнем, а мир этого даже не заметит. Будут другие люди, другие разговоры, другие истории, другая память и другое время. Чужое и уже не наше…
Мы можем оставить свой след в чужих жизнях, оставить себя в памяти других, но ведь и их рано или поздно не станет.
Когда-то давно нас не было. И было также. Все было чужое и не наше.
Все вернется на круги своя. Мир не перевернется, и солнце не рухнет на землю. Привычный ритм жизни не изменится с нашим уходом. Все будет так, как есть.
Страшно?
Боитесь за мир?
Но он останется таким же, как и был. Только за вычетом нас.
Нас не будет. Но ведь такое уже было.

22 октября 2009

@темы: Очерки, Проза, Старое

19:17 

Книги

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Парни – странные создания. Поговорим о них?
Они не любят ничего, что позволило бы им развиваться в не физическом плане. Они почему-то решили, что это им не нужно. Именно поэтому они не любят читать, ну или по крайней мере много читать. Прочитали книгу и забросили ее в темный угол, не задумываясь о том, что возможно не все еще в ней поняли.
Такое же у них отношение к девушкам. Их тянет к чему-то новому, и им все равно, что там может быть только красивая обложка и никакой содержательности. А вот действительно стоящих они зачастую пропускают мимо себя, особенно, если это «прочитанная книга». Ну, или «пролистанная», они же так много не понимают и не хотят даже пытаться. Зачем им это? Ведь в мире там много еще «непрочитанных», а содержательные и просто великолепные романы пылятся на полках жизни. И, кстати, они очень часто пылятся на высоких полках, до которых мало кто добирается.
Парни – странные создания. Стремятся к прекрасному, а берут «книжки» попроще и потоньше. Не глупо ли?

- А я люблю книги перечитывать…
- Парни не перечитывают ничего, кроме комиксов…


10 ноября 2009

P.S. Посвящается О.Н. и Н.Г.


@темы: Дела давно минувших дней, Очерки, Поговорим, Проза, Старое

16:55 

Время прошло мимо

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©

Я ошиблась. Не отпустило.
Время не лечит. Оно идет мимо…



Она шла по мокрым улицам родного, знакомого с детства города и не узнавала их. Серые незнакомые дома обступали дорогу, такую же серую, как и они сами, как и это летнее небо. На встречу ей шли люди с серыми зонтиками и угрюмыми лицами. По дороге, разбрызгивая лужи, ехали грязные, некогда цветные машины. Единственными мало-мальски яркими пятнами были зеленые деревья и большая вывеска «Железнодорожный вокзал». Где-то за этой вывеской гремели поезда, увозившие людей в другую жизнь.
Она остановилась около ворот под вывеской и подняла грустные глаза на здание. Она не знала, зачем пришла сюда, не знала, зачем стоит сейчас здесь и мокнет под дождем. Но уйти почему-то не могла. Часы на воротах показывали без десяти час.

« - Ты завтра уезжаешь?
- Да.
- Ну, удачи тогда. »

Холодные крупные капли, минуя капюшон, соскальзывали с ее челки и падали на лицо. Они скользили по щекам, подобно холодным слезам, которые так и не покинули ее глаз. Ей не хотелось плакать. Не из-за чего было. Но и приходить сюда она не собиралась.
Она снова посмотрела на часы. 12:55

« - А во сколько поезд?
- В час. Хочешь прийти попрощаться?
- Нет. »

Вокруг ходили какие-то люди с чемоданами. Кто-то только что приехал, кто-то только уезжал. Одна она стояла на пороге вокзала, точно зная, что не войдет внутрь, не пройдет через толпы атриума и не выйдет на перрон, где уже готовится уезжать его поезд. Наверное, там сейчас его родители и друзья, может быть кто-нибудь еще. Наверное, его мама сейчас стоит и плачет, а он обнимает ее и смеется, и говорит, что будет приезжать в гости. А его папа просто молчит и прижимает к себе его маленького брата. Но мама все равно плачет, потому что ее старший сын уезжает от нее навсегда.
Часы пробили полдень, и она вздрогнула. Где-то за вокзалом раздался гудок того самого поезда. Вот и все. Она развернулась и медленно пошла назад. Шел дождь.

Она вошла в прихожую своего дома и, прислонившись к стене, посмотрела в большое зеркало у порога. Из немой пустоты зеркал на нее смотрела девушка с темными мокрыми волосами и пустым взглядом серых глаз. Она опустилась на пол и, обняв колени, положила на них голову. Немой крик сдавил горло, и ей казалось, словно она падает в пустоту.
Она думала, что все прошло, что все те чувства, которые вызывала у нее его улыбка, где-то там, в прошлом, там же, где и все, что их связывало. Она думала, что время лечит. Думала, что ей уже давно все равно. Но теперь, когда слезы уже катятся у нее по щекам, а поезд уже увозит его навсегда, она так отчетливо понимает, как сильно она ошибалась. Вот только теперь она уже никогда не сможет даже просто смотреть в его глаза. Теперь все кончено по-настоящему. Но как справиться с этой болью, сдавливающей ее сердце, она не знала. Поможет ли время? Вот только оно ведь не лечит. Оно идет мимо…

22 июня 2010

@темы: Очерки, Отрывки жизней, Дела давно минувших дней, Проза, Старое

19:07 

В моей памяти

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Помню юность нашу шальную.
Воздух мятой пропах.
И улыбку, я помню, родную,
На твоих озорных губах.

Помню, в ситцевом платье стояла
Между яблони тонких ветвей,
И украдкой взгляды роняла
На тебя и твоих друзей.

Помню, ты был самый красивый,
Говорил, что любишь меня.
А мне страшно было счастливой
Быть с тобою иль без тебя.

И так правильно было не верить
И твоих бояться касаний,
Когда ты у парадной двери
Умолял о ночных свиданьях.

И хотелось быть очень скромной,
Чтобы личико чуть краснело,
Когда радом идя со школы
Я б тебя не случайно задела.

Но ни кто не спросил нас об этом,
Начиная войну и страдания,
Страхи детские канули в лету,
Перед нашим с тобой расставанием.

Я не помню те дни последние,
Много плакала и молилась,
Когда кончилось время летнее,
Я в тебя лишь сильнее влюбилась.

И в последнее наше свидание
Под холодной полной луною,
Я дала тебе обещание,
Что дождусь я тебя живою.

А потом на шумном перроне
Вся жизнь на два разделилась,
Когда словно чужие, сторонние
Мы от страха и боли томились.

А потом прогудел твой поезд
И я плача, к тебе прижалась.
Я пыталась тебе улыбаться,
Но губы мои дрожали.

Ты меня целовал на прощание
И клялся ко мне вернуться.
А я Богу дала обещание,
Однажды с тобой проснуться.

А потом были письма, письма,
И с вестями стучались в дверцу,
Последний конверт упал в листья,
Умирающие, как сердце.

Я не помню, кончались ли битвы,
После скромных твоих похорон.
Не спасли нас с тобой молитвы –
Бог не в нас, да и мы не в нем.

И теперь между нами вечность.
Замирают дни злыми снами.
Обещания нашей встречи,
В лету канули вслед за нами.


@темы: Выдумки, Отрывки жизней, Стихи

18:39 

Та, что билась за короля

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
На балконе хрустального замка
Под серебряным светом луны
Пешки белые рвутся в дамки,
А сбивают их всех слоны.

И король молчаливо жмется,
Покровительства ждет ладья,
Только лишь королева бьется
За жизнь своего короля.

Она ловко коней чернильных
Тормозит на полном скаку
И шагает сквозь клетки пыли
Навстречу своему врагу.

И в глаза томной черной даме
С неподдельной верой глядит,
Ее сердце вырвет руками
И тогда король победит.

Черный слон вдруг ударил слева,
И разрушилась в пыль броня.
Закрыла глаза королева
У ног своего короля.

Победив, но скрывая жалость,
Черный воин предаст огню
Тело той, что всегда сражалась,
Чтобы жизнь спасти королю.

@темы: Выдумки, Сказочности, Стихи

21:55 

Если любить

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
У таких как Они все обязательно сбудется (с)



Эри любит Лу.
Любит пламенно, пронзительно, взахлеб!
Любит так, что ночью просыпается от необъяснимой нежности.
Любит так, что каждая минута без него кажется безвозвратно упущенной.
Любит так, что ее сердце плавится как карамель от каждой его улыбки.
Любит так, что мечтает о духах с именно его запахом. Чтобы можно было набрызгать ими в квартире каждую мелочь, и когда его нет рядом, прижать к груди пахнущего им медвежонка и продолжать быть счастливой.
И Лу любит Эри.
Любит сдержанно, мягко, волнующе!
Любит так, что потребность в ее прикосновениях равна потребности в кислороде.
Любит так, что слезы на ее щеках отпечатываются кровью на его сердце.
Любит так, что готов каждую секунду целовать ямочки на ее щеках.
Любит так, что она каждую ночь сниться ему в радужных снах, и никакой будильник не в состоянии вырвать его из этого рая. Он проснется, только если она перестанет его обнимать, во сне перевернувшись на другой бок.

У нее всегда холодные пальцы, а у него теплые ладони. И он греет ее руки, переплетая свои теплые пальцы с ее холодными в своем кармане.
Она такая маленькая, и он достает ей книжку с верхней полки, до которой она не может дотянуться, и целует в макушку.
Она обожает его бесформенные свитера, потому что насквозь пропитаны его запахом.
Он ни за что не позволит ей в дождь выйти в магазин, потому что она такая хрупкая и нежная, особенно когда вот так сидит на диване, поджав под себя ноги, в его огромном свитере. Она же растает от поцелуев дождя.
Он сердиться, когда она начинает говорить о диете, потому что не желает, чтобы его счастья стало меньше хоть на грамм.
Когда она засыпает в кресле в его день рождения, он осторожно переносит ее в спальню, боясь лишний раз вздохнуть, только бы не разбудить ее, накрывает теплым одеялом и идет разгонять гостей. Даже если время восемь вечера.
Она плачет, даже если уезжает от него на три дня. Но тихонечко, уже в пути, потому что он расстраивается, когда видит ее слезы. И, чувствуя себя счастливее всех, бросается ему на шею, вернувшись.
Она любит стихи, а он кино. Поэтому они вместе ходят в театр.

Они любят друг друга так, что когда вместе идут по улице, люди зачарованно оборачиваются, а бабушки на лавочках с улыбкой смотрят им в след.
Его мама любит Эри, как дочь, и всегда звонит ей и зовет на чай, и спрашивает, не обижает ли он ее. А Эри смеется и рассказывает, какой он замечательный и как она его любит.
Ее папа всегда зовет Лу на рыбалку. И там они вместе обсуждают, как Эри похожа на мать.
Эри и Лу всегда вместе.
И они так любят друг друга, что уже и не представляют как это, не делить жизнь на два. Он не представляет как это, засыпать в пустой постели. А она не понимает как жить, не думая о том, где он, голоден ли он, не замерз ли.

Если любить… то, как они.

21 февраля 2010


@темы: Проза, Очерки, Отрывки жизней, Выдумки, Старое

16:13 

Должна отпустить

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Я хотела бы встретить его года три-четыре назад,
Что бы в самом начале исправить, что есть сейчас,
Чтоб уснуть слишком рано, а завтра открыть глаза
В тот момент, когда вы оба есть, но еще нет ВАС.

Отмотать бы на три жалких года свою судьбу,
Что бы только иметь возможность вас опередить,
И хотя я сама на все эти «бы» нанесла табу
О том, что нельзя исправить, еще сложнее забыть.

Возвратиться назад на три года, или хотя бы два
С парой месяцев или часов, только б способной быть
Все рожденные чувства, улыбки и сказанные слова,
Все, что есть между вами сейчас, лишь бы предотвратить.

Пролететь бы сквозь место и время, коварной судьбе назло,
И попасть в его жизнь до того, как там оказалась ты
Но у жизни другие планы, раз ничто нас с ним не свело,
Ну а то, что у нас с ним было – только тени моей мечты.

Даже если однажды узнаешь, пережить должна эту весть.
Ты же любишь его, как и прежде, а значит, сможешь простить.
Ну а я оставляю его тебе, как он был твоим, так и есть,
После всей его нежности рук и фраз, я должна его отпустить.



13 октября 2011

P.S. Посвящается Е.Г. и М.Э.

16:00 

Давшие обет нелюбви

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Ах, Божья мать,
Ты, которая не любила,
Как ты сможешь меня понять? (с)



- Мне так тебя жаль, - сказала Монашка стоявшей напротив Грешнице.
Грешница, до этого смотрящая в пол, вдруг подняла глаза и посмотрела на такое простое и светлое лицо еще молодой девушки, которая совсем недавно стала Монахиней. Их называли Невестами Иисуса, нареченными сыну Господа. О их священной миссии говорили с замиранием сердца, с восторгом и восхищением. Каждая светская женщина говорила, что это самое почетное звание, что им нужно гордиться. Каждая сетовала на то, что была не достойна подобного, что очень хотела бы, но Иисус не избрал ее своей невестой. Но какие же это были пустые слова! Мало кто хотел запереть себя в стенах монастыря и тратить жизнь на молитвы о других людях. Ведь если подумать, что было у этих тихих девушек, так легко и смиренно отдавших себя во власть Господа? Да, бесспорно, у них была их безграничная вера, была благодать Господня, что наверняка открывало для них ворота Рая, и...?
Грешница смотрела на эту девушку, которая была ее ровесницей. Она ее знала, потому что когда-то эта Монахиня жила на соседней улице, они даже играли когда были детьми. Но в тот момент, когда жизнь Грешницы только началась и заискрилась яркими красками, жизнь Монахини, хоть она и того не знала, подошла к закату. Потому что большинство из девушек оказывались в монастыре в раннем возрасте, они еще так много не успели попробовать. Собственно на это и был расчет, что они не тронутые Сатаной невинные создания, которых был готов защищать сам Господь. Вот только они не знали греха, а ведь Иисус говорил, что охотнее примет раскаявшихся, нежели не грешивших. И наверное, большинство из этих Невест, подвергшись искушениям настоящего мира, уже никогда бы не перешагнули порога своего монастыря. Но откуда им было это знать? Они были так подобны Пресвятой Деве Марии, зачавшей без греха, но и без любви. Да и откуда было взяться любви в жизни этих несчастных существ, если ее нет в вере? Если Господь никогда не любил мать своего сына, если сам Иисус был рожден без любви, откуда им было знать о ней?
Грешнице было безумно жаль Монашку, которая так много знала о возвышенном, но ровным счетом ничего не знала о земном. Ей было жаль ее не просто как человека, а именно как женщину. Женщину, которая никогда не узнает, что такое прикосновение любимых губ, что такое не спать по ночам от волнения и страха за него, трепета его прикосновений, никогда не узнает физической любви, никогда не узнает, что чувствует женщина, глядя на свое дитя, так похожее на ее любовь. Но какая же она тогда женщина? Святая, нареченная сыну Божьему… Сыну, который не прижмет ее к груди, который не станет ей страстно шептать о любви, который вообще не знает, что такое любовь. Он может все, но так ли все это важно?
- Матушка… - Грешница запнулась. Так странно называть матерью ту, что годится в сестры. – Можно спросить?
- Говори, дитя… - девушка в черном одеянии так простодушно улыбнулась, что в ее святости не осталось сомнения.
- Почему Пресвятая Дева Мария рожала так же, как простая грешница, если зачала без греха?
Монахиня удивилась. Ей самой в голову никогда не приходили подобные вопросы, собственно они были натасканы на отсутствие подобных мыслей.
- Быть может, чтобы Богородица не захотела повторить, но уже согрешив? – Монахиня спрашивала, а не отвечала.
- Но почему это грех? Ведь сам Господь сделал так, что мы не способны размножаться иначе! – Грешница улыбнулась.
Монахиня побледнела, но не смогла ничего ответить.
- Мне жаль тебя.
Грешница смотрела девушке в глаза и понимала, что она сама была гораздо счастливее этой несчастной, которая даже не может осознать всю безвыходность своего положения.
- Господь хотел огородить Марию от любви. Не от той, которой любят детей, матерей и друзей. А от той, единственно верной, единственно разрушающей так же, как и возвышающей. От любви, которую сам назвал грешной. Потому что вера – это еще не все. Иногда любовь сильнее веры…
Монашка видела жалость в глазах Грешницы. Она не могла понять, почему эта потрепанная жизнью девушка жалеет ее, Возлюбленную Иисуса. Да, она не знала иной любви, чем любовь к Богу, но и муки она не знала. Хотя иногда, по вечерам, ей было так тоскливо, что молитвы не помогали, а Господь молчал.
Монахинь учат жалеть и прощать. Но сейчас, глядя в глаза этой Грешницы, Монахине впервые в жизни стало очень сильно жаль себя…

12 июля 2011

@темы: Выдумки, Очерки, Проза

12:52 

Смейся, Арлекин!

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Выходи же на сцену, тебе рукоплещет толпа,
Она требует зрелищ, рассказов и, в общем-то, боли,
В свете этих огней ты уже не похож на шута,
И в награду от зрителей хочешь не смеха, а крови.

Но пора начинать представленье, ведь ты не палач,
Твой удел развлекать, а не кровь проливать понапрасну,
И в часы, когда рвется из горла предательский плачь,
Смейся так, Арлекин, чтобы вечное солнце погасло!

И пляши, Арлекин, если ноги погрязли в огне,
Если сил не осталось, смелей поднимайся на сцену,
Но про то ты молчи, что тебе повидалось во сне,
Потому что за душу дают наименьшую цену.

И тряси бубенцами сердечным волнениям в такт,
Закрывая глаза, когда в них отражение страха,
И играй свою роль, приближая блаженный Антракт,
Что расправу сулит разорителям внешнего мрака.

Смейся, чертов паяц, лицемерь из последних сил,
Веселись, Арлекин, сыпь селитру в огонь под ногами,
Только смейся, как, помнишь, однажды просил,
Тот, кто душу потратил, смешив их своими слезами.


5 января 2012

@темы: Выдумки, Сказочности, Стихи

12:49 

Остановка сердца

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Бывают такие секунды,
когда всё решают минуты
и длится это часами(с)


- Как вы умерли? – с любопытством спросила девушка, глядя мне прямо в глаза.
- У меня остановилось сердце, - я отвернулась и посмотрела на облака.
Остановка сердца. Термин, звучащий так ясно и понятно, что мне казалось, будто он совершенно не подходит к моей ситуации. Но так значится в моей медицинской карте, так значится в картотеке этого мира. Но я умерла не от банального инфаркта, это была лишь реакция организма. Я умерла от горя.
- Но вы такая молодая, - девушка недоуменно осмотрела меня, словно в поисках подвоха. – Разве так бывает?
- Бывает. – Я даже не обернулась к ней, но кожей чувствовала ее взгляд. – У меня с детства было слабое сердце. Мне нельзя было волноваться. Но от этого же никто не застрахован.
- Пусть так, - в глазах девушки промелькнуло любопытство. – Но что же могло вызвать у вас волнение такой силы?
Я повернула к ней голову. Мне так хотелось, чтобы в моих глазах она прочитала правду. Прочитала и больше не захотела спрашивать. Но здесь все было каким-то прозрачным, мутным. Даже чувства. Вряд ли в моих глазах была хоть маленькая часть того, что я пережила. А точнее не пережила.
- Я была беременна. Я очень боялась, потому что всегда была очень восприимчивой к всевозможным вирусам. Боялась заболеть и убить своего ребенка, поэтому сразу же легла в клинику, в надежде, что там будет меньше вероятности заболеть. Так и получилось, я без осложнений родила совершенно здорового ребенка.
Я улыбнулась, вспоминая, какой счастливой я тогда была. И как не долго…
- Но в больнице началась эпидемия. Неизвестный вирус вызывал простуду и легкое недомогание. И убивал младенцев. Врачи ничего не могли сделать, они не знали причину и боялись действовать вслепую. Мне было страшно. Я сразу же поймала этот вирус, одна из самых первых. Мой малыш тоже не смог защититься. Он медленно угасал на моих глазах, а все что могла я – это заламывать руки и молить бога о помощи. Мой мальчик умирал, а мне даже нельзя было к нему прикасаться. Только смотреть сквозь стекло стерильной комнаты, в которой моему ребенку втыкали всевозможные шнуры и аппараты. Это было невыносимо. И страшно. А потом у малыша случился приступ. Я смотрела сквозь стекло, как врачи склонились над его крошечным телом и пытались заставить его дышать. А я стояла и смотрела, смотрела. И одними губами умоляла его дышать, ради меня. А потом закрыли шторы, а меня увели. Болезнь и волнения сломили меня, я не могла стоять. Меня усадили в кресло. Все, что оставалось – это ждать, и надеяться. Это длилось не больше часа, но мне казалось, что время замерло. А потом пришли они. Врачи. В их глазах я прочитала приговор. Приговор своему ребенку, и, как выяснилось через минуту, себе. Моего мальчика больше не было в живых. Тогда мое сердце затопило болью. Сначала я думала, что душевной, но я потеряла сознание и больше не очнулась. Я умерла от боли и горя, а после этого остановилось сердце.
Девушка смотрела на меня с чувствами, отдаленно напоминающими ужас и сочувствие. Да и сама я сейчас ощущала лишь призрачную часть той боли, которую испытывала в момент смерти. Таким темным эмоциям здесь не было места.
- Идемте со мной, - девушка встала и потянула меня за руку через сад к какому-то белому зданию, напоминающему больницу. – Это пункт приема.
Я знала это место, я сама появилась именно здесь. Но она повела меня в дальнюю комнату. Там было много света и тысячи кроваток. Я поняла, что означало это место – пункт приема – и надежда, умершая вместе со мной, вновь воскресла в моей душе. И я была готова осмотреть всех детей этого мира, если был хоть маленький шанс того, что здесь есть мой ребенок. Но навстречу нам вышла какая-то женщина, у нее словно не было черт лица, только свет и улыбка. Она взяла меня за руку и подвела к одной из кроваток. Мой ребенок смотрел на меня глазами, которые я боялась больше никогда не увидеть.


2 октября 2010

@темы: Выдумки, Они рассказывают истории, Проза, Старое

12:47 

Как я встретил вашу маму

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
я ощущаю
спазмы в грудной клетке
там, где однажды сломалось
и, видно,
не так срослось (с)



В дверь постучали, и мужчина поспешно спрятал фото в ящик стола. Ловким движением он повернул ключ, запирая этот ящик.
- Войдите.
Дверь приоткрылась и из-за нее выглянула светловолосая головка девочки.
- Пап, можно?
Мужчина улыбнулся и протянул руки к своему ребенку. Девочка расплылась в точно такой же улыбке и вспорхнула на колени отцу. Она обняла его за шею и заглянула в глаза.
- Пап, расскажи, а как ты познакомился с мамой?
Мужчина потрепал девочку по светлым волосам и посмотрел в окно. С самого утра шел дождь, и его капли тарабанили по стеклу.
- Когда впервые пришел в университет я сразу же влюбился в девушку потрясающей красоты. У нее были светлые волосы и ямочки на щеках…
Девочка улыбнулась и провела маленькими ручками по своим щекам, на которых были ясно видны небольшие ямочки.
- Я не знаю… как-то упустил момент, когда она стала для меня всем, самой жизнью. Словно кто-то нажал на кнопку, и она включилась в моем сердце, словно лампочка. Она оттуда освещала мою жизнь подобно ангельскому свету. Я любил ее. И что самое прекрасное, она тоже меня полюбила. Мы были так счастливы вместе даже не смотря на те вечные ссоры, что вспыхивали между нам из-за глупостей ежедневно. Нет, мы не боялись их, не боялись, что не подходим друг другу. Мы подходили. Подходили так идеально, что сложно было поверить. Мы понимали друг друга с полу слова. Но это не мешало нам без конца ссорится из-за всяких мелочей. Она слишком много требовала, я был слишком гордый. Вот и все. Но на третьем курсе ее пригласили на обучение в Европу. Она мечтала об этом и поэтому сразу согласилась. Я был несказанно рад за нее, но меня задело то, что она не посоветовалась и ясно дала понять, что уедет не смотря на мое мнение. А моя глупая гордость… Она уехала, и мне было так плохо без нее. Она звонила и говорила, что все так же любит и хочет быть рядом со мной. Звала меня к себе. Но я же гордый. Я не поехал. Мне тогда казалось, что таких как она будет много в моей жизни. Господи, как я ошибался. Но когда я понял, что потерял ее… Я и сейчас считаю, что это было самое тяжелое время в моей жизни. Я начал искать ее в других женщинах. По частям. У одной были волосы такого же цвета, у другой глаза, третья так же смеялась, а четвертая так же требовала внимания. Но одной черты мне было так мало… И лишь однажды я встретил девушку с точно таким же взглядом и ямочками на щеках. Больше у них ничего не было общего, но я был готов довольствоваться и этим. Она полюбила меня и дала все то, что я хотел, но не с ней. Вот так я и встретил твою маму и живу с ней до сегодняшних дней…
Мужчина словно очнулся от воспоминаний и понял, что он только что рассказал своей дочери. Но девочка сладко спала на его плече. Она не слышала и большей части этой истории. Она осталась тайной в сердце мужчины, нерассказанной тайной. Не выплеснутой болью, эхом разбивалась о стенки души.
Мужчина отнес девочку в ее комнату и вернулся в кабинет. Из закрытого ящика он достал старую фотографию. На ней был он вместе с красивой девушкой с нежным взглядом и ямочками на щеках. Девушка, разлетевшаяся мозаикой по его жизни. Мозаикой, с навсегда потерянными частями.


23 сентября 2010

@темы: Выдумки, Они рассказывают истории, Проза, Старое

16:06 

Что делать?

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Пусть подскажет мне Господи, Мерлин, кто там еще,
Что мне делать теперь, когда вновь у нуля отсчет,
Когда днями меня наполняет, потом же из глаз течет,
То, что долгое время грело, но теперь даже не печет,

А лишь каменной насыпью ровно мешает дышать,
Не дает улыбаться как надо, и ночью спокойно спать,
И хотя по утрам я в норме, стоит вечером лечь в кровать,
И как не было просто все днем, начинает меня накрывать

То, что прячу от всех целый день, ну а главное – от себя,
Соглашаясь со всем, что мне мама твердит, и твердят друзья,
С каждой правдой и истиной, что наизусть знает даже дитя,
Но горит все пламенем синим, стоит только увидеть тебя.

И так больно не знать твоих мыслей, не ведать твоих проблем,
С удивительной стойкостью делать вид, что нет перемен,
Привыкать, что я тебе больше никто, и тебя нет со мной совсем,
И тихонько без слов наблюдать, украдкой считать всех моих замен,

Если можно конечно назвать заменой всех тех, что пришли за мной,
Если все мы, по сути, и я в том числе, лишь замены ЕЕ одной…



13 октября 2011

P.S. Посвящается Е.Г.
[Господи, дай мне сил…]

@темы: Стихи

19:59 

Бросали слова

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Информация неверна;
показания лживы.
Он писал мне "умру без тебя",
но мы оба остались живы... ©



Я шла по улице и думала о учёбе, когда вдруг увидела фотосессию очередной пятничной свадьбы. Со спины жених показался мне очень знакомым, и я остановилась немного поодаль.
Когда-то я очень хотела замуж. В этом не было ничего удивительного: я была слишком юной, а он был моей первой «настоящей» любовью. Я тогда думала, что мы поженимся и у нас будет много детей, похожих на него. Мы с ним говорили друг другу, что будем любить вечно, что никогда не расстанемся. Мы тогда вообще много глупостей совершали, словами бросались, казались себе то самыми счастливыми, то самыми несчастными. Тогда казалось, что мы все знаем, все можем. Мы столько непростительного тогда совершали. Кричали, что умрем друг без друга и после каждой ссоры обещали покончить жизнь суицидом. Какими же мы глупыми были…
Я помню, как говорила, что без него моя жизнь ничего не стоит. Помню, как он клялся, что я для него как воздух.
Но почему-то, когда он ушел, я осталась жить. А он не перестал дышать тогда. Хотя мое горе, помню, казалось мне вечным, казалось, спасения не будет.
Но я здесь. Я спаслась. А та «вечная любовь» навсегда осталась в юности. И я не жалею ни ее, ни о ней.
Жених обернулся. Такие знакомые и родные когда-то глаза смотрели на меня с удивлением и смущением. Он тоже помнил. И тоже не жалел.
Я улыбнулась и кивнула. Пусть он будет счастлив. Просто счастлив без этих глупых «умру без тебя».

5 сентября 2010

@темы: Выдумки, Они рассказывают истории, Проза, Старое

16:46 

История не повторяется

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
История не повторяется.
Она лишь сама пытается исправить свои ошибки.
(с)Сфинкс


- Ели бы ты только знал, как я тебя люблю…
Сара подняла голову и посмотрела в его агатовые глаза. Ее всегда удивляла эта часть его внешности. Том был таким, каким принято представлять себе принца, белокурого и голубоглазого принца на белом коне. Но глаза его хоть и были цвета неба, вот только ночного.
- Я знаю…
Том не отвел взгляд, хотя эти чувства, что плескались сейчас в аквамарине ее глаз, обжигали его. Там была такая боль, которая, казалось бы, не оставляет после себя ничего. И Том сжимал кулаки до белизны костяшек пальцев и изо всех сил старался не отвернуться. Ему тоже было больно. Но если со своей болью он мог справиться, то ее грозилась его затопить.
Сара изо всех сил старалась не заплакать. И дело было не в том, что она не хотела показывать ему свою слабость, просто она знала, что если даст свободу тем жутким рыданиям, что бушуют у нее внутри, то они сломают ее.
Тома трясло. Он буквально физически ощущал, как ломается под ними мост, соединяющий их жизни. Еще немного, и они полетят в пропасть.
Том протянул руку в легко объяснимом, разрушительном порыве прикоснуться к нежной коже ее лица. Но его ладонь замерла в нескольких дюймах от него.
Легче не будет, только хуже.
Он впервые за это лето смотрел в ее глаза и не понимал, не мог прочитать то, что было в них написано. Боль, боль, боль… и мольба о чем-то.
Он не мог заставить себя отдернуть руку, но и коснуться ее он больше не имел права.
Сара подняла руку в белой перчатке и, сжав его ладонь, сама прильнула к ней лицом. Потому что в тепле его рук она нуждалась как в воздухе, нуждалась все это лето, и будет нуждаться всю оставшуюся жизнь. И она благодарила Господа за то, что он позволил ей еще один раз почувствовать ладонь Тома на своем лице
Легче не будет в любом случае. Так же как в любом случае будет хуже.
Том притянул ее к себе и сжал в объятиях. Он вдыхал запах ее волос, стараясь навсегда запомнить его, стараясь, чтобы он затопил его сердце. Он так боялся забыть ее глаза, но еще сильнее боялся вскоре и не вспомнить этот карамельный аромат ее волос.
Сара судорожно прижимала его к себе и целовала его губы, боясь забыть его вкус, боясь забыть этот маленький шрам на его левой щеке, боясь забыть хоть одну черточку его лица.
Вдали раздался топот лошадей и крик кучера.
Том поцеловал ее в последний раз и сделал шаг назад. Еще минуту они смотрели друг на друга, стараясь запомнить как можно лучше. Чтобы хватило на всю оставшуюся жизнь.
Карета затормозила рядом с ними.
- Прощай, Сара… - прошептал Том и залез в карету.
Том смотрел на Сару сквозь грязное стекло до тех пор, пока карета не свернула. Он откинулся на черную спинку и закрыл глаза. Холодная соль лилась по его щекам, а он лишь прислушивался к треску, с которым пламя выжигало его сердце. Он знал, что боль пройдет, когда оно, этот несчастный кровоточащий комочек, превратиться в пепел, но не знал, сможет ли он этого дождаться.
- Прощай, Том… - произнесла Сара одними губами.
Она смотрела, как карета удаляется от нее, и хотела броситься следом, но сердце, камнем ухнувшее вниз, якорем пригвоздило ее к месту.
Еще пол минуты и карета исчезнет за поворотом, и все будет кончено навсегда. Сара закрыла себе рот рукой, чтобы не закричать.
Карета исчезла. Сара опустилась на землю, понимая, что все эта правда. Что только что эта карета навсегда увезла от нее ее Тома. Что он больше никогда не коснется ее лица. Что она больше никогда не увидит его агатовые глаза.
Не будет больше этой неземной любви. Не будет самого счастливого в мире брака, о котором они так мечтали. Не будет детей, похожих на них как две капли воды. И жизни тоже больше не будет.
Сара обняла себя за плечи, чувствуя, как ломается изнутри, и… заплакала.

***

- …Эти двое были созданы друг для друга. Ее рассудительность разбавляла его несдержанность. А его пылкость перемешивалась с ее сдержанностью, даря миру самые совершенные чувства, которые только можно было представить. Вот только их браку, который бы воспевал столь идеальное проявление счастливой супружеской жизни, было не суждено сбыться…

Сара закончила рассказ и задумчиво погладила светловолосую девочку по голове, которая сидела у нее на коленях и держала за руку ее сына. Дети, сидящие вокруг, задумчиво молчали, переваривая этот не понятный для них, но захватывающий рассказ.
Сара всего пару дней назад устроилась работать учителем младших классов в школе своего сына Тома. А девочка, сидящая у нее на коленях, стала ее любимой ученицей. И дело тут было вовсе не в ее замечательных отметках. По правде говоря, Сара и сама не знала, почему за эти пару дней так сильно полюбила эту девочку. Может быть дело было в теплых отношениях между ней и Томом, или в агатовом цвете ее глаз и золоте кудрей, или в том, что девочку тоже звали Сарой…
В коридоре раздались шаги, Сара обернулась именно в тот момент, когда белокурый мужчина остановился в дверях.
Словно призрак из прошлого, Том стоял и смотрел на нее. И она была готова поклясться, что у нее самой сейчас точно такой же взгляд. Что она сейчас смотрит на него с таким же неверием, тоской и всепоглощающим счастьем, не отделимым от этой тянущей боли.
- Том?
- Сара…
Они смотрели друг на друга, словно и не было этих пятнадцати лет, словно они были такие же, как тогда. Словно еще вчера Он целовал ее губы, а Она вплетала травинки в его волосы. Словно еще вчера Она прыгала в цветущий пруд, чтобы он вытаскивал ее с нравоучениями. Они словно опять стали теми счастливыми подростками, у которых впереди была вся жизнь. Но время не стоит на месте.
- Папа!
Белокурая Сара вспорхнула с колен учительницы, словно бабочка, и поспешила к мужчине. Он взял ее на руки и с нежностью провел кончиками пальцев по ее щеке.
- Папа, а Мисс Сара рассказывала нам истории…
- Вот как… ну иди, одевайся, милая.
Сара не в силах была смотреть на него, но чувствовала его взгляд на своем лице.
- Мама, а когда мы пойдем домой?
Женщина судорожно вздохнула, когда нежная рука сына цепкой хваткой вырвала ее сопротивляющуюся душу из столь милых сердцу воспоминаний.
- Позже, Том…
Мужчина вздрогнул и посмотрел на темноволосого мальчика с глазами цвета аквамарина. Том смотрел на него и понимал, что жизнь сделала виток, когда они с Сарой, покалеченные судьбой, дали своим детям имена друг друга.
Пришла маленькая Сара и они, попрощавшись, пошли в коридор. Том остановился в дверях и обернулся.
- Сара… Неужели история повторяется?
Женщина улыбнулась грустной улыбкой и посмотрела в такие родные черные глаза.
- Нет, Том… История не повторяется. Она лишь сама пытается исправить свои ошибки.

1 марта 2010

@темы: Выдумки, Они рассказывают истории, Проза, Старое

06:23 

Л.Л.

Ты добрая, это хорошо, это по жизни пригодится. Другим.©
Лори живет в уютном веселом городе,
Который там, за лесами, в привычном холоде.
Она просыпается рано в своей космической комнате,
Идет на учебу, болтает, выслушивает о голоде,
В ушах у нее брильянты, а шея в золоте.

Лори живет в мечтах, видит сны о чуде,
Она всегда весела, хотя подвластна простуде,
По вечерам грустит, днем же рада каждой минуте,
Она любит книги потолще, писателем будет,
И очень застенчива, если выходит в люди.

Лори не любит кефир, холодец и сало,
Коробка конфет – это дело, вот только мало.
Она насекомых боится, особенно тех, что имеют жало,
От темноты в страхе прячется под одеяло,
Поэтому раньше ложилась, когда светало.

Лори уже большая, а все равно как ребенок,
Наивно верит в добро и сказки еще с пеленок,
Она как и все другие, но отлична от многих девчонок,
Невозможно забавная и потерянная спросонок,
И о ней, наверное, грезит каждый подонок.

Лори трусиха, но верит в любовь и дружбу,
Она за своих друзей разобьет лицо если нужно,
Всегда чувства пытается скрыть, но они лезут наружу,
Любит зиму за синее небо и снег, когда вьюжно,
К пианино и пению с детства неравнодушна.

Лори честна не всегда, ненавидит себя за враньё,
У нее на лице улыбка, а в рукаве всегда остриё,
Она ужасная плакса, хоть и терпеть не может свое нытьё,
Никогда не возьмет чужого, только если оно ни чьё,
Но Лори опять полюбила. Того, кто не любит её.



8 сентября 2011
P.S. Посвящается мне.


Лори смеется взахлеб и плачет всегда навзрыд.
Она находит монетки и клад, что давно зарыт,
Она безумно боится терять тех, кем дорожит,
И тайна ее глубоко за душевною стенкой лежит.

А тайна то в том, что живет в этом мире Лу,
Она стала старше и совсем не терпит игру,
Когда Лори в слезах и сомненьях сидит на полу
Из двух абсолютных зол выбирает темней золу.

Лори еще совсем крошка, ее детство счет не ведет,
Она забывает обиды, и не знает, что там грядет?
А тот, кто ей снится ночами ничего от нее не ждет.
Лу гладит Лори по челке и молчит, что он не придет.

Лу встает по утрам, Лори любит подольше спать
Одна привыкла учить, а вторая впотьмах рифмовать,
Что поделаешь, Лу не в новинку от дел уставать,
Ну а Лори умет лишь только всегда отдыхать.

Лори вечная авантюристка, ну а Лу просчитывает ходы,
Обе застыли в крайностях с двух сторон от одной черты.
Лу, наверное, не достает лишь чуть-чуть доброты
Ну а Лори не может смотреть на других с высоты.

Лори совсем не такая, как Лу – но живут в теле одном
Они смотрят на мир иначе, смысл жизни видят в другом,
Они ссоры разводят на месте даже самом пустом,
Но они понимают друг друга, пускай и с трудом.


8 сентября 2011
P.S. Посвящается мне

@темы: Стихи

Миниатюрный сад иллюзий

главная